Россия: города, достопримечательности
Автопутешествия: зарубежные страны

Откуда: Москва Когда: 05/2009

По маршруту: Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Семенково

Рейтинг отчета: 0

Автор:

«А мы пойдём на север!» (с)
Зачем ехать на север в начале мая? Во-первых, потому что в средней полосе разгар цветения всяких аллергопричинных деревьев. Во-вторых, потому что русский север – это что-то совершенно непонятное, неизученное. В-третьих, потому что хочется…
День 1
1 мая, день весны и труда…

Выезжаем в 7 утра, яндекс-пробки показывают, что дороги пока свободны. Сворачиваем с МКАДа на Ярославку и… встаём. Следующие 50 км мы едем 2 часа. Наконец, пробка рассасывается, останавливаемся на минуточку у какого-то неопознаваемого придорожного кафе, и дальше – по почти пустому шоссе. Как обычно, кусок дороги по Владимирской области оставляет желать лучшего, но мы никуда не торопимся, едем аккуратно.
Проезжаем Переславль (через город), дорога более, чем прилична. В окне мелькают монастыри, музеи.


Мы собираемся подробно познакомиться с Переславлем и Ростовым в июле, поэтому не задерживаемся, нам сегодня намного севернее. Накануне поездки меня долго запугивали Переславскими горками, но ничего страшного я так и не заметила.

От Переславля до Ростова очень хорошая трасса, редкие фуры, некоторое количество машин с московскими номерами, изобилие ГАИшников в кустах. Ростов проходим по краю города, видим здание вокзала с гордой надписью «Ростов Великий», справа остаётся озеро Неро. Время неумолимо приближается к обеду, поглядываем по сторонам, но все рекомендованные в многочисленных отзывах кафе и трактиры оказываются по левой стороне.
Въезжаем в Ярославль. Решаем прорываться через центр, чтобы можно было где-нибудь поесть. К радости голодных штурманов обнаруживается «Шеш-Беш», про который точно известно, что там не отравишься. После часового перерыва на обед, двигаемся дальше. Здорово помогает карта Ярославля, предусмотрительно купленная перед поездкой (кстати, карт Вологды в Москве найти не удалось). На выезде из Ярославля заливаем 12 л бензинчика на Славнефти.
Вот, мы на последнем отрезке пути. От Ярославля до Данилова дорога разбита, но проходима, а после Данилова начинается совершенно замечательный автобан. Много населенных пунктов, на выезде из которых стоят жрецы дорог с радарами и собирают дань с тех, кто не снизил скорость до указанной (как правило, сразу после въезда в населенные пункты, висит знак 40). В нас тоже злорадно целятся из радаров, а потом грустно отворачиваются…
Очень странно по всей М8 считается расстояние до Вологды: то указано 400 км, то, через 3-4 км, 340, то, еще через 5 км, 318, а ещё через 10 км вдруг 440.

Как бы то ни было, мы, наконец, въезжаем в Вологду. По дороге, на островке между полосами, стоит Лукойл, добавляем еще 14 л бензина для Моти, и по чашке кофе для путешественников, заодно радостно обнаруживаем карту Вологды.
Еще чуть-чуть и мы – у гостиницы «Вологда». Бронировали номера за 2,5 месяца. При гостинице есть парковочный карман, но он занят большими машинами, поэтому заезжаем во двор. Оставляю штурманов в машине, иду оформляться. Первый раз пришлось самостоятельно заполнять анкеты. За время написания букв освобождается место на парковке перед гостиницей, переставляем машинку. Время 17-50, пройдено 490 км. Бросаем вещи. Гостиница недорогая, но цена полностью соответствует качеству, сантехника старая, но об этом предупреждают при бронировании. Персонал очень дружелюбный.

Идём в Кремль, совсем недалеко, пару автобусных остановок. Яркое солнце, синее небо, домики, башенки, купола, флюгеры.

Внутрь кремлевского комплекса уже не попасть, он открыт только до 17-00. Пока знакомимся со всем этим великолепием снаружи.
Дата первого упоминания Вологды в письменных источниках – 1147 год, когда по преданию некий чудотворец Герасим пришел на берег реки Вологды и обнаружил там деревянную церковь.
Вологда считается «воротами» на Север. Именно через нее проходил путь от Москвы до Белого моря.

Памятник Батюшкову

Гуляем по набережной, заворачиваем во дворики, слушаем мягкий говорок…

Обнаруживаем северную церковь Варлаама Хутынского – небольшую, двухэтажную, с колоннами и пилястрами. Построена петербургским архитектором в конце XVIII века. Считается первым образцом классицизма в Вологде.


Охраняется она местными кошками.

Ужинаем в ресторане при гостинице – съедобно, но не особенно вкусно, зато быстро. Уставший ребенок отправляется спать, а мы любуемся вечерними улицами.

Резные балкончики с колоннами, высокие первые этажи.

Удивляет обилие людей на улицах. Во всех наших предыдущих путешествиях по вечерам нам обычно встречались только любознательные туристы с фотоаппаратами, а тут – местная молодёжь большими жизнерадостными толпами с музыкой, пивом и песнями. Где же пресловутая северная сдержанность?
К 23 часам сил уже не остаётся ни на что – всё, в гостиницу, спать. Это оказалось не самой простой задачей. Окна наших номеров выходили на улицу Мира – она же продолжение М8, соответственно, очень шумно. Закрыть окна тоже не получалось, потому что батареи жарили по-зимнему. Но усталость взяла своё…
День 2
Гостиничный завтрак не впечатлил. Называется континентальным – одно горячее блюдо, один десерт, булочка и чай. Без выбора.
Едем в Кириллов. 120 км на север Вологодской области. Дорога местами очень хорошая, а местами её просто нет.

Хотя местные граждане летят и по ямам. Часть пути проходит по территории национального парка «Русский север». Дорогу переходят лисы и перелетают хищные птицы. Красота вокруг! Поворачиваем налево к Кириллову, дорога ухудшается, но не до полного ужОса, Моть легко справляется с колдобинами, ямами и выбоинами. Паркуемся у стен Кирилло-Белозерского монастыря. Из Москвы через сайт я заказала для нас индивидуальную двухчасовую обзорную экскурсию. Ждём экскурсовода. Милая девушка рассказывает об истории монастыря, довольно интересно говорит о традициях, жанрах и канонах иконописи. Для меня, как для человека весьма и весьма далёкого от религий всё это оказывается весьма познавательно.
Монастырь основан в 1397 году московским монахом Кириллом. Совершенно огромная территория – 12 га! За двойным кольцом стен (внутреннее – XVI века, внешнее – XVII) спрятались Большой Успенский, Малый Ивановский монастыри и Новый город.

Главный вход в монастырь – через Казанскую башню.

Дальше дорога ведет к Святым воротам, входу в Большой Успенский монастырь. Его центром является Успенский собор, построенный в 1497 году.

Рядом с ним – трапезная палата с церковью Введения Марии во храм, построенная в 1519 году.

Основная экспозиция находится в Архимандричьих кельях.
Вот, например, крест, который по преданию помогал от зубной боли. Если присмотреться, можно различить на нем отпечатки зубов.

Это – так называемый чеснок, прообраз противотанковых ежей. Его разбрасывали под копыта вражеской конницы.

Кресло патриарха Никона, который был за свои провинности сослан на север.

А это надпись с обратной стороны подлокотников кресла.

За наше неуемное любопытство, нам показали еще часть экспозиции, непредназначенной для обычных туристов – история города Кириллова.
Стол с первым телефонным аппаратом. На начало телефонизации в Кириллове было 59 абонентов, что очень много, потому что в Мышкине, например, всего 12.

Фотостудия с фотокамерой лучшего городского фотографа.

Учебник.

Гуляем по территории монастыря. Под стенами еще лежит снег.

Выходим к Сиверскому озеру, оно частично скрыто подо льдом.

Вид на монастырь с Сиверского озера. Стены укреплены кирпичными контрфорсами.

Озеро. Вдалеке видна священная гора Маура.

Стены трехэтажные.

Виды с крепостной стены на монастырь

На территории монастыря – деревянная мельница. Оказывается северные ветряные мельницы отличаются от привычных средне-русских формой. Чем-то они похожи на избушку на курьих ножках.

Малый Ивановский (действующий) монастырь.

Напоследок спрашиваю экскурсовода о взаимоотношениях музея с церковью. Оказывается, чрезвычайно хитрый директор музея получил благословение патриарха на ведение музейного дела, так что повод для конфликта практически исчерпан.
Пытаемся перекусить в Кириллове, но толпы паломников и светских туристов заполнили все питательные места города. Обходимся пирожками из местного магазинчика.
На выезде из Кириллова меня тормозит местный ГАИшник. Интересно, что все вологодские стражи дорог оснащены не привычными полосатыми палочками, а такими маленькими кругленькими семафорчиками с катафотами. Выхожу со словами: «И что, Вам показалось, я сделала не так?» Оказалось, что на фоне моей серой футболки служитель дорожного порядка не смог сразу разглядеть пристёгнут ли ремень. Дальше он придирчиво изучает документы, мимоходом интересуется, есть ли у меня знак начинающего водителя, а не страшно ли мне на такой маленькой машинке так далеко от Москвы, заглядывает в салон, с удивлением обнаруживает еще 2-х пассажиров. Беседа заканчивается словами: «А может жене такую купить?».
Мне желают счастливого пути, и наш путь лежит в Ферапонтово, где открыт музей фресок Дионисия. Там у нас тоже заказана экскурсия.

Какая там экскурсовод! Говорит, как поёт! Предварительно поинтересовавшись, о чём нам собственно поведать – о православии или истории – весело и живо рассказывает неизбитые факты из жизни монастырской братии, об истории создания монастыря, о Ферапонте и Никоне, которого в Кирилловский и Ферапонтовский монастырь ссылали за убеждения, о Кирилле и Ферапонте, с точки зрения их отношения к монастырским уставам.
Вход в монастырь, естественно, через Святые Врата. Над ними сооружены надвратные церкви Богоявления и преподобного Ферапонта.

Датой основания Ферапонтовского монастыря считается 1398 год, когда Ферапонт, помогавший Кириллу в Кирилло-Белозерском монастыре, ушёл оттуда. ПО словам экскурсовода причиной послужило то, что Кирилл предписывал жить «тесно и жёстко», а Ферапонт считал, что следует жить «мягко и просторно». Правда, и здесь он был недолго, а отправился основывать монастырь под Можайском – Лужецкий.
Первый каменный храм – собор Рождества Богородицы – был построен в 1490 году. Как раз в нём и сохранились фрески Дионисия.

На стене надпись

Церковь Благовещения с трапезной палатой построена была в 1530 году. Историки считают, что это здание было выстроено на деньги, пожалованные монастырю (в числе нескольких других монастырей) князем Василием III, после рождения наследника, о котором он с супругой молился в северных монастырях.

А вот стены возвели только в XIX веке.

Монастырь стоит на берегу красивого озера.

Внутри музейная историческая экспозиция.
Единственный фрагмент фресок кисти Дионисия, который можно фотографировать.

Келья монаха в натуральную величину.

Перемётные скамьи. У них перекидывалась спинка так, что можно было, не перетаскивая громоздкую мебель, сидеть лицом в разные стороны.

Заходим в собор с фресками. Этим росписям больше 500 лет (считается, что они созданы в 1502 году). По архивным данным, 600 квадратных метров собора Дионисий со своими детьми расписали всего за 34 дня. Для этих фресок характерно изящество и лёгкость рисунков, несколько удлинённые силуэты, богатство полутонов. Услышала новое слово – не ОБновление, а ПОновление.
Увы, фрески нельзя фотографировать – никак, ни за что. На прямой вопрос – почему же? – мне отвечают, что в целях исключения личного обогащения туристов, а то вдруг они будут продавать фотографии.
Поблагодарив экскурсовода, бродим еще какое-то время по территории монастыря.

Постепенно возвращаемся в Вологду. Заправляемся на Лукойле 14 литрами (как показало дальнейшее изучение машинки после путешествия, делать этого было не надо – плохой там бензин). Паркуемся на заднем дворе гостиницы.
Отправляемся ужинать в рекомендованный вологодским представителем матизклуба пивной бар «Штоф». Там очень быстро, вкусно и объёмно кормят. Единственное, что не очень нравится мне – это громкая музыка. Но качество еды и обслуживания вполне примиряет с шумом. Усталый ребенок ползёт в гостиницу, а у нас – очередная вечерняя прогулка по улочкам, улицам и закоулкам.

Попадается таинственная реклама на стенках

А иногда нам напоминают, что зима еще не ушла.

Натуральный красный фонарь над входом

Удивило обилие цветочных магазинов. Если Рязань, например, город ювелирных салонов, то Вологда – цветочных!
С грустью обнаруживаем много наполовину сгоревших прекрасных деревянных домиков. Как нам пояснили – это местные застройщики освобождают себе места под уродливые бетонные коробки.
Тем временем, пора в гостиницу. Заботливые горничные прикрутили батареи, спать уже можно с закрытыми окнами.
День 3
Съедобный, но не вкусный завтрак, и нас ждёт историко-этнографический музей под открытым небом в деревне Семенково. Смотрим на карту, и смело едем. Проезжаем мимо Спасо-Прилуцкого монастыря. Очень приятные разноцветные стены и башенки. Поскольку и в Семенково нас ждёт заказанная экскурсия, не останавливаемся. Въезжаем в Семенково, и… никакого музея. Разворачиваемся, видим на обочине местного пожилого велосипедиста и пытаемся узнать, где же музей. После долгих размышлений, нам сообщают, что мы не в том Семенкове, нам, оказывается, надо на Кирилловскую трассу. Еще раз разворачиваемся, попадаем на объездную вокруг Вологды, сворачиваем на Кириллов и очень скоро видим указатель к музею. Почему мы его не заметили вчера – не совсем понятно! Большая парковка, аккуратный вход.

Здесь восстанавливают старинную деревню.

Пока открыто только четыре дома, стоит деревянная церковь, где заканчиваются реставрационные работы.

Экскурсовод нас уже ждёт. Старший научный сотрудник музея, по совместительству ведущая мастер-классов по художественной росписи, была немножко обескуражена нашей любознательностью. Видимо, туристы обычно не задают такого количества уточняющих вопросов.
Каждый дом имеет свое название – по фамилии прежних хозяев. В каждом – своя экспозиция, повествующая о быте, нравах и обычаях крестьян.
В доме Слободиной мы знакомимся с бытом охотника.
На медведя ходили вот с таким приспособлением.

И с такими капканами

Дом увешан шкурами

Зимой вместо (или вместе с) лыж ходили на снегоступах.

Во второй комнате – птичье царство. Вот, например, чомга.

У выхода – нашейное (а не наплечное) коромысло.

Дом Кочкина – шестистенок, курная изба, самая старая постройка музея.

Тут мы узнаем много нового о правилах выбора места для постройки дома, новоселье и повседнемном быте крестьян.
Оказывается, первой место для постройки будущего жилища выбирала… корова. Где она ложилась на лугу, там и хорошо! Потом хозяйка проводила второе испытание – горшком с зерном. Если зерно в закрытом горшке за ночь оставалось сухим, то дом не строили, чтобы люди в нем потом не болели сухоткой (аналогом туберкулеза). Следующая проверка – на мышей. Зерно за ночь не должно было быть съеденным. Если все условия соблюдены, то начиналось строительство.
Переезд происходил ночью. Первым в дом запускали черного петуха. Если через год он погибал своей смертью, это был хороший признак – дом принял жертву. Первыми в новый дом входили старики, потом среднее поколение, а последними – дети.
Люлька висит на черемуховом стволике – очипе, по которому, судя по поверьям, душа ребенка приходит из потустороннего мира прямиком в колыбельку.

Если хозяин дома мечтал о сыне, очип остругивался идеально – ведь мальчики могут прийти в этот мир только по абсолютно ровной дороге. Если же детей в семье было с избытком, то хозяин изрубал очип в клочья, считалось, что после этого детские души не найдут дорогу в этот дом.
Детей докармливали (а иногда и целиком выкармливали) из рожка, а фильтрующим элементом служил жеванный мамой хлеб, завернутый в мягкую тряпицу.

Жизнь женщины была тяжела, но всякие приспособления ее немножко облегчали. Например, ухват с колесиками.

Предмет, похожий на швабру, называется припёха – ей запихивали дрова в глубь печки.

Поскольку посуда была очень дорогой, треснувшие чугунные горшки оплетали берестой и использовали для хранения муки и зерна.

В летней части дома – горница молодой семьи.

Здесь интересно увидеть постепенное проникание городских «штучек» в крестьянский быт.

На чердаке – поветях – сельскохозяйственные орудия: борона, ручной плуг.

Колокольчики-ботало, чтобы узнавать по звуку своих коров.

Намордники на телят, чтобы не выпивали все молоко.

При помощи этого устройства получали мёд из сот.

Животные зимовали в одном доме с хозяевами, только для них делался отдельный вход.

В доме Болотовой можно познакомиться со славянской мифологией. Очень странная инсталляция «Мировое древо», где разнообразные предметы навешаны исключительно по прихоти художника.

Дальше у нас два мастер-класса. Один называется «резьба по дереву» – неинтересно, потому что это не резьба, а выпиливание лобзиком, хотя и познавательно.

Зато второй – гончарное искусство, на настоящем гончарном круге из настоящей липкой серой глины.

Мастер-классы проходят в доме Жуковой.

На поветях можно увидеть разнообразные керамические изделия, как современные, так и имеющие свою историю.

Да и сам гончар – очень колоритная личность. Чем-то напомнил кузнеца из Мышкина – тот рассказывал про молекулы, а этот – про вектор приложения силы и центробежное ускорение.
Жалко, что наши кривенькие горшочки нельзя было забрать с собой, ведь им еще предстоит сохнуть.

Бросаем последний взгляд на окрестные просторы.

Все дома богато украшены резьбой с преобладанием соларных (солнечных) символов.

Коньки крыш венчает «охлупень»

Три с половиной часа в Семенкове пролетели одним махом. Возвращаемся в Вологду, чтобы успеть попасть в Кремль. Паркуемся в центре у симпатичного кафе «Парижанка», там же быстро и вкусно обедаем.
Перед входом в Кремль стоит действующая церковь Александра Невского (XVIII века).

Воскресенский собор построен в середине XVIII века на месте обной из кремлевских башен, в 1771 году его разобрали и сложили заново, потому что он был непрочным. В отличие от холодного Софийского, Воскресенский собор считается теплым, в нем проходили зимние службы.

Заходим на территорию Кремля – он маленький и уютный. Хотелось заглянуть на выставку кружева, но там сейчас выставка Юдашкина, что не соответствует моему видению народного искусства. Комплекс кремлевских зданий за крепостной стеной называется Архиерейское подворье (XVI–XVIII век).
Иосифовский корпус (три разновидности барокко – питерское, московское и украинское).

Летнее здание.

Общий план.

Поднимаемся на 75-метровую колокольню Софийского собора.

Первая колокольня была деревянной и строили ее в 20-х годах XVII века. Потом она горела, и новая каменная колокольня возникла на этом месте в 1650-х годах. В XIX веке колокольню опять перестраивали, сохранив нижнюю часть, а верх сделав еще более высоким. Внутри деревянные лестницы.

Примерно посередине подъёма есть площадка с колоколами, некоторые из них сохранились с XVII века.

Весь город под ногами, хочется стоять и смотреть до бесконечности.



Заходим в сам Софийский собор. Он относится к XVI веку. В отличие от прочих церковных сооружений, его алтарь смотрит не на восток, как положено по канонам, а на северо-восток – на реку Вологду.

С собором связана местная легенда: якобы, однажды Иван Грозный осматривал внутри почти законченный храм, но в это время что-то со свода упало на голову государю. Рассерженный царь приказал сломать собор, но окружающие уговорили его отменить приказ. В результате собор был достроен только через 20 лет. А расписывали его ярославские мастера в конце XVII века.

Впечатляющие настенные росписи, несколько давящая громада иконостаса. После Кирилловской экскурсии еще интереснее рассматривать ряды икон, особенно нижний – местный.

По описаниям вологодских музеев мной был выбран музей забытых вещей, как обязательный к посещению. Музей находится в купеческом особнячке без вывески на Ленинградской ул., д. 6.
Мы подошли туда за 20 минут до закрытия, пришлось жалобным голосом проситься внутрь.
Пожилая смотрительница провела нас по всем комнатам, рассказала об обычаях того времени, показала всякие интересные штучки, покрутила для нас музыкальную шкатулку.
Кукольная гостиная

Голландский аквариум

Граммофон. Обратите внимание на прообраз диджейского пульта – справа полочка для напитков.

Самовар-эгоист (на одну чашку)

Столовые приборы, самый верхний – индивидуальный нож для сыра.

Музыкальная шкатулка играет менуэт.

На втором этаже – картинная галерея. Здесь проходят концерты.

А во дворе стоит старинный каретный сарай.

Едем в гостиницу, немножко заблуждаемся в центре, запутавшись в одностороннем движении, пешеходных зонах, кирпичах и запретах на повороты в нужную нам сторону. Выбрались, припарковались. Как обычно – ужинать и гулять. Ужинаем опять в «Штофе», гуляем по переулочкам.

Грустно, что завтра домой.
День 4
Решаем выспаться, поздно завтракаем, выезжаем из гостиницы около 10 часов. Дорога до Ярославля пустая, немножко фур, которые вежливо прижимаются к обочине, пропуская легковушки. Каждую благодарим аварийкой.

В свою очередь тоже пропускаем машины на обгон и получаем от них «спасибо». Ярославль обходим по объездной. Нормальная дорога – светофоров мало, свободно. На выезде заливаем 15 литров на Славнефти. За три дня бензин подорожал на 10 копеек за литр. Останавливаемся на обед в трактире «У семи мостов». Не зря хвалят это место – вполне вкусно и быстро. Примерно 40 минут отдыхаем, отправляемся дальше. В окне промелькнули Ростовские улицы, Переславские монастыри…

Вот и Московская область. Ощущение, что машин становится больше, а про необходимость снижать скорость в населенных пунктах все забыли. Одну Ниву мы обгоняли 4 раза. Она ехала 80 и по трассе, и в деревнях, а мы честно притормаживали. До Москвы остаётся километров 50. Я понимаю, что ужасно устала, мы ищем место для остановки – кофе и короткого отдыха. Обнаруживаем ресторан «Сказка» на 43 км М8. Быстро, вкусно, но дорого. Зато прекрасное место для прогулки вокруг. Минут 30 расхаживаюсь кругами по аккуратному парку.
Остался самый тяжёлый участок дороги, опасаюсь вечерних пробок на МКАДе, но, к удивлению, всё довольно пусто. Сворачиваем на Путилковское шоссе, еще чуть-чуть и мы в Митино. У подъезда места нет, паркуемся на обочине. Со словами: «Ну, всё, ребята, мы вернулись», – выключаю габариты, и тут из-под капота начинает валить пар. Стрелка температуры всю дорогу держалась на середине, уже ПОСЛЕ закипания она резко падает вправо. Конечно, я в панике забываю, что надо включить печку, выключаю зажигание, вылетаю из машины, открываю капот, ребенок на всякий случай уже стоит с огнетушителем наготове. Кипит антифриз, разбрызгиваясь вокруг. Жду, когда пар кончится, чтобы закрыть капот и идти читать, что делать, а главное, почему… Как оказалось, перегорел предохранитель вентилятора. В общем, Моть держался до последнего, он молодец, не подвёл нас ни разу. Теперь осталось отдиагностировать последствия путешествия, устранить их, и можно планировать новые поездки.
Общий пробег 1343 км.
Бензин: 80 литров (около 6 л на 100 км)

Выбрать:

Можно разместить этот отчет в социальных сетях. Таким образом Вы помогаете популяризации сайта.

Яндекс.Метрика
По вопросам сотрудничества и размещения рекламы пишите plo@autotravel.ru