Россия: города, достопримечательности

Откуда: Власово Когда: 06/2010

По маршруту: Тверь,Торжок,Рогожа,Нило-Столобенская пустынь,Кравотынь,Осташков,Ширков Погост,Залучье,Волговерховье

Рейтинг отчета: 0

Автор:

Проехали по маршруту:
Власово – Кимры – Тверь – Торжок – Рогожа – Нило-Столобенская пустынь – Кравотынь – Осташков – Ширков Погост – Залучье – Волговерховье – Тверь – Власово. 11-12 июня 2010 года. 971 км.

Все фотографии: http://wm.home23.pp.ru/mom/gallery/

Отзывы, вопросы, комментарии: prgp@mail.ru




Издалека долго
Течет река Волга.
(Л. Ошанин)
Часть 1. Издалека долго.



Любимое место наших однодневных прогулок – Тверская область. Приезжаем мы сюда обычно в пору цветения лип и вдыхаем ароматы сохранившихся огромных деревьев в парках бывших российских усадеб. На сей раз путь наш лежал на Селигер и одним днем было не обойтись – велика Тверская область.
На Валдайской возвышенности берут начало три крупнейшие реки Восточной Европы – Волга, Днепр и Западная Двина. В устьях рек, впадающих в Волгу, строились городки-крепости. Город Тверь впервые упоминается в 1209 году (Лаврентьевская летопись). В XIII веке среди лесов рек и болот возникло Тверское княжество. Именно в Твери становится судоходной Волга, после впадения в нее рек Тверцы и Тьмаки.
От нашей дачи во Власово до Твери полтора часа езды. Позади остались Талдом, Кимры, с отремонтированным мостом через Волгу и мы, «благословляя колеи и рвы отеческой земли», вскоре были в Твери.
По традиции сначала к Афанасию. «В то время, как Васко-да-Гамма единственно мыслил о возможности найти путь от Африки к Индостану, наш тверянин уже купечествовал на берегу Малабара и беседовал с жителями о догматах их веры», - написал Н.И. Карамзин об Афанасии Никитине, благодаря которому «индийцы слышали о России прежде, нежели о Португалии, Голландии, Англии».
В 1468-1475 г.г. тверской купец Афанасий Никитин совершил путешествие в страны Востока, где вел дневник. В дороге он умер, но спутники привезли его «тетради» в Москву и передали дьяку В.Мамыреву, ближайшему советнику Ивана III. Записки путешественника были включены в Летописный свод 1580-х годов. Их обнаружил Н.И. Карамзин в архиве Троицко-Сергиевского монастыря. Фрагменты записок «Хождение за три моря» были опубликованы Карамзиным.




Восьмиметровая бронзовая фигура тверского купца Афанасия Никитина (скульптор С.М. Орлов, архитектор Г.А. Захаров) воздвигнута в 1955 году на фоне церкви Воскресения «что за Волгой». Церковь Воскресения Христова более известна как церковь трех исповедников – Гурия, Симона и Авивы, покровителей семьи и домашнего очага. Этот архитектурный ансамбль создавался для оформления парадного въезда в Тверь со стороны Санкт-Петербурга. Именно здесь когда-то был первый мост Твери, построенный для переправы войск Петра I в ходе Северной войны.

Об истории создания наплавного моста через Волгу рассказывает любопытная легенда, которую записал местный краевед В. Колосов:
«Готовясь к войне со Швецией, Петр I приехал в Тверь узнать, есть ли переправа через Волгу. На берегу он увидел ожидавших перевоза баб с рассадой.
- Почем? – поинтересовался Петр.
- Рассада-то денежка, да перевоз полушка, ответила одна из молодок.
Петр потребовал городского голову. Но на вопрос, почему нет моста, тот только руками развел: денег нету. Царь приказал деньги выдать и пригрозил голове: вернусь из Воронежа, чтобы мост был.
Но и по возвращении Петр снова был вынужден вопрошать голову, почему нет моста.
- И деньги есть, и материал есть, да вот ума нет, сказал тот. А голова-то был плешив. Царь позвал его поближе, поплевал на ладони да как ударит его по лысине.
- Вот, - говорит, - коли у тебя ума нет, я тебе его прибавлю, - и приказал выписать какого-то строителя, чтоб мост через Волгу построить».
«Плашкоутный» мост с 1700 года простоял 200 лет и каждую осень разбирался, а каждую весну после половодья наводился вновь. В 1900 году наконец вместо него перекинули постоянный, собранный из металла (его автор чешский инженер Л. Машек) и именуемый теперь Старым, хотя Новый мост в Твери старше Старого. Он был сооружен в 1850 году в Санкт-Петербурге и назывался Николаевским, а потом – лейтенанта П.П. Шмидта.
(От него дала залп «Аврора»).

Перед войной его разобрали, а в 1956 году этот чугунно-арочный мост перевезли и установили в Твери, а в Ленинграде построили новый. В 1961 году через Волгу перекинули и Обводной мост.
А вот как выглядят мостки у истока Волги:


Впервые Волга упоминается в трудах Геродота (V в. до н.э.). В письменных византийских и арабских источниках она именуется Ра – щедрая и Атель – река рек.
По давней традиции за исток Волги принят родник, берущий начало из болота у деревни Волговерховье. Существует народное поверье, что источник этот обладает способностью исцелять от многих болезней.



В 1649 году по указу царя Алексея Михайловича неподалеку от источника был основан монастырь, который сгорел в 1724 году. Осталась только часовенка над истоком, но паломничество к истоку не прекращалось. В конце XIX века монастырь был возобновлен. В 1912 году обитель стала значиться как Ольгинский женский монастырь, названный в честь княгини Ольги, внук которой, киевский князь Владимир, крестил Русь.
От монастыря сохранилась деревянная Никольская церковь (конец XIX – начало XX века) и каменный Спасо-Преображенский собор (1912 г.). Рядом находится скульптура Николая Чудотворца.









У впадения Волги в озеро Стерж находится Стерженское городище – место древнейшей стоянки людей в этом крае. Говорят, если посмотреть на озеро Стерж с высокого холма в тихую погоду, можно увидеть посредине него русло, по которому «стержнем» течет Волга, оставляя озерные воды неподвижными, поэтому озеро получило такое название.
В поездке мы купались в этом озере. Холодная в нем водичка. У истока Волги мы были во второй день нашего путешествия, а потом ночью в Твери застали праздничное купание в одежде на набережной Афанасия Никитина. Молодежь Твери отмечала День Независимости. Даже не верилось, что ручеек, через который можно было перешагнуть, за 4 часа пути превратится в такую реку.





Пред ним Валдай, Торжок и Тверь.
Тут у привязчивых крестьянок
Берет три связки он баранок,
Здесь покупает туфли, там
По гордым волжским берегам
Он скачет сонный. Кони мчатся
То по горам, то вдоль реки …
(А.С. Пушкин)

Часть 2. Торжок.



По Санк-Петербугскому проспекту направились в Торжок. Не любим мы большие трассы, но тут уж никуда не деться - двинулись по ней, бывшей «государевой» дороге. Чем ближе к Торжку, тем больше хочется есть. «Я беру с собой в дорогу лишь всего на день хлеба и немного аш два о» … Помните, Анофриев поет? Не годится! Надеяться на придорожных кормильцев - себе дороже. Да и где их искать на лесных дорогах? Поэтому наш быт давно отлажен. Утром в походный холодильник отправились сваренный накануне отъезда борщ, мясо по-французски, отварная молодая картошечка, сырники, сыр, масло и яйца. С собой - походная газовая горелка, сковородка, кастрюлька, миски, ложки и даже вилки. В корзинку -овощи, фрукты, термос с чаем, хлеб, конфеты, соль, бумажные полотенца и мешки для мусора. В багажник – походный коврик, палатка, спальники, плед, подушка, зонты. ТАк вот! Ни мороз нам не страшен, ни жара. В салон -путеводители, карты, компьютер с навигатором, и не забыли себя с фотокамерами и диктофоном. Ах, да! Спираль от комаров!!! На стоянке пригодится. Одно время брали и удочки, но при нашем темпе-ритме посидеть у воды – задача нереальная, ибо удается лишь искупаться, чтобы смыть дорожную пыль и усталость, и вперед. При таком раскладе времени на перекусы много не тратится, а питание получается полноценным. «Ах, лето красное!» Стоит выйти из машины, как все комары, слепни, оводы твои. Всегда сочувствуем велосипедистам: они едут, а их кусают. Водитель! Приглуши свет фар, когда видишь велосипедистов, объезжай по возможности лужи, чтобы не окатить трудяг. Им и так достается от собак и насекомых, от дождя и палящего солнца, а они, знай себе, крутят педали. Уважаем.
Итак, первый привал перед Торжком, и в начале второго въехали в город.

Когда-то через весь город тянулась Ямская слобода, а на ней постоялые дворы, кузницы, лавочки купцов, избы ямщиков, шорные мастерские, почтовая станция и извозчичья биржа. По этой дороге въезжал в Торжок и Пушкин.
Тверская земля занимает особое место в жизни и творчестве Александра Сергеевича. Двадцать семь раз проезжал он по Московско-Петербургскому тракту, останавливался на крупных почтовых станциях в Твери, Торжке, Вышнем Волочке. Несколько раз, свернув с «государевой дороги», он заезжал в Старицкий уезд к своим приятелям – помещикам Вульфам. В Твери и Тверской губернии жили его друзья и близкие знакомые, со многими из которых он поддерживал добрые отношения до конца жизни. Здесь родились многие замечательные сочинения и замыслы поэта.
Узнать о том, как путешествовали в XIX веке, предлагает экспозиция музея Пушкина в Торжке «Петербургско-Московский тракт в жизни и творчестве Пушкина».




Музей был открыт в 1972 году в доме, некогда принадлежавшем сначала новоторжским помещикам Львовым, потом семье Балавенских и Олениных – родственникам президента Российской академии художеств и директора петербургской Публичной библиотеки А.Н. Оленина. В его сестру Аннет Пушкин был влюблен и даже собирался к ней свататься. Поэт посвятил А. Олениной стихотворения «Её глаза», «Ты и вы», «Предчувствие».
К началу XIX века в Торжке проживало около 10 тысяч жителей. Почти четвертую часть всего населения составляло сословие ямщиков. Уже в XVIII веке ямщицкий промысел стал одним из наиболее доходных в городе.
В 20-е годы XIX века были введены как вид почтовых экипажей дилижансы – многоместные кареты, перевозившие одновременно от 6 до 12 пассажиров.
Расстояние от Петербурга до Москвы в 728 верст путники, ехавшие в дилижансе, преодолевали за трое суток. А те, кто отправлялся по «государевой дороге» в путь на «долгих», то есть на своих лошадях, или на «перекладных», в собственном экипаже, но на ямских лошадях, которые менялись через каждые 30-40 верст, совершали путь от Петербурга до Москвы за 5-7 суток. Даже царский «поезд» находился в пути не менее двух суток с половиной. Когда на почтовой станции заставляли путников ждать лошадей, появлялась потребность в отдыхе. Поэтому возле почтовых станций возникали постоялые дворы, трактиры, харчевни. Однако чаще всего путников встречали неухоженные почтовые гостиницы, где всегда было полным-полно уставших, рассерженных и порой голодных людей.
О дорожных мытарствах писал Пушкин в VII главе «Евгения Онегина»:
Трактиров нет. В избе холодной
Высокопарный и голодный
Для вида прейскурант висит
И тщетно дразнит аппетит.
Из 25 почтовых станций на Петербургско-Московском тракте в 20-30 г.г. XIX века доброй славой пользовались всего 4-5 дорожных заведений, прежде всего в Твери и Торжке.
В Торжке славилась гостиница Пожарских. Владелицей гостиницы в 1820-30-х годах была Дарья Евдокимовна Пожарская, известная своим умением жарить необыкновенные котлеты.


Портрет Дарьи Евдокимовны Пожарский кисти Т.Неффа (1850 г.).

Рецепт «Пожарской» котлеты: куриное мясо пропустить через мясорубку, добавить замоченный в молоке белый хлеб, вторично провернуть, положить немного разогретого сливочного масла, перемешать фарш, разделить на маленькие котлетки, обвалять в панировочных сухарях, положить на разогретую сковороду, жарить 4-5 минут, перевернуть и еще 5 минут на медленном огне; на 400 г. куриного мяса: 80 г. белого хлеба, 130 г. молока, чайная ложка соли (без горки), щепоть красного перца, 20 г. сливочного масла.
В гостинице Пожарской не раз останавлись А.С. Пушкин, П.А. Вяземский, С.А. Соболевский, Н.В. Гоголь и много кто еще.

Интересно было смотреть на вещи пушкинской поры. Полосатый верстовой столб. Если сложить на нем цифры, то получится расстояние от Петербурга до Москвы.

Дорожная шкатулка – складень.

Уголок избы станционного смотрителя: дощатый стол, стул, сундучок для документов, фонарь.

Дуга с колокольчиками, карты, возок, знаменитые валдайские колокольчики («купи, не скупись, веселись») и кушак, которым их подвязывали, чтобы не гремели. Пользоваться колокольчиками можно было не всем, как сейчас мигалками, а хотели многие.



Многие экспонаты воскрешают обстановку старого дома – «клочка Петербурга в провинциальном Торжке». На стенах портреты, рисунки, гравюры. Около овального зеркала – коричневый туалетный столик А.П. Керн из усадьбы ее бабушки в Грузинах.


Киоск при музее порадовал тем, что, помимо книг и сувениров, в нем продавались значки.
Осмотр города нами запланирован не был, так как бывали в нем неоднократно.
Ссылки:
http://autotravel.ru/v_report.php/283
http://autotravel.ru/v_report.php/422

Торжок интересен своей историей, архитектурой, поэтому в нем стоит побывать.
С моста через Тверцу открываются прекрасные виды на город.

А путь наш лежит дальше. Остался слева поворот на Прямухино (усадьба Бакуниных), речки Нерочь, Озерец, в начале пятого въехали в Осташковский район. Обед.




А ветер селигерские проносит облака,
То солнце, то дожди над головою.
И пусть сегодня облачность не так уж высока,
Нам все равно неплохо здесь с тобою.

(А. Петухов)

Часть 3. Столобный.



В селе Рогожа остановились посмотреть на Спасо-Преображенскую церковь (1848) в стиле барокко. Она возвышается в центре села, и здесь теперь располагается Музей природы Селигерского края..Село древнее. В ХV веке здесь был женский монастырь Пелагеина пустынь и монахини плели грубые рогожи, впрочем, рогоз у воды тоже растёт. В музей мы не пошли .Пока ехали сюда, то утка с утятами на дорогу вышла, то белку на обочине встретили, то зайца. Как-то не захотелось смотреть на чучела животных, хотя слышали о том, что в музее можно увидеть красочные диорамы флоры и фауны края.


Замелькали лоточки с призывными надписями "Рыба Селигера. Дёшево. Вкусно". Купили угря. Вовсе не дёшево, но вкусно. Вот и поворот с указателем "Нилова пустынь". Отсюда до монастыря 20 км.
Слева показался селигерский плёс, а вот и Нило-Столобенская пустынь!



Монастырь Нилова Пустынь был основан в 1594 году на острове Столобном, где прославился подвижничеством монах-отшельник Нил. В 1667 году были обретены мощи преподобного Нила. Монастырь приобрёл широкую известность, развернулось каменное строительство. В X VIII-XIХ веках монастырь был одним из центров православного паломничества в России. Закрыт в 20-е годы, вновь открыт как действующий мужской монастырь в 1991 году.



Под перезвон колоколов поднимаемся на колокольню. Отсюда видна водная гладь Селигера Селигеровича,(древнее название озера – Серегер) островки, а по берегам деревушки и храмы - царство воды и зелени.



Огромный ледник, пришедший с севера, хозяйничал здесь примерно 65 тысяч лет. Ледник то продвигался к югу, вспахивая свое ложе и унося с собой все, что мог зацепить, то, отступая, таял и оставлял гряды песка и камней, которые раньше тащил на себе. А когда 11 тысяч лет назад он окончательно растаял, то не осталось здесь ровной земли. Ряды холмов вытянулись с северо-запада на юго-восток. Образовалась возвышенность, которую сейчас называют Валдайской. Высшая точка Валдайской возвышенности - 346 метров над уровнем моря, она находится в 50 км от озера на восток, за рекой Цной.
Впадины, вырытые когда-то ледником, заполнились водой. Образовалось множество озер, Ильмень и Селигер - самые большие из них. Легенда гласит: Ильмень и Селигер - так звали двух братьев, которые дали клятву верности друг другу, но влюбились в одну и ту же девушку - Волгу. И выбрала она в женихи Селигера. Позавидовал Ильмень счастью брата, решил навсегда покинуть дом. Ночью перед тем, как уйти, подошел Ильмень к спящему Селигеру, чтоб взглянуть на прощание. Зависть лишила его разума. Проклял Ильмень брата: Пусть будут бока твои кривыми, а на спине вырастет 100 горбов! И исполнилось проклятье. Только Ильмень был уже далеко и не видел этого. Но мучила его совесть, чувствовал, что неладно с братом. Ночью уснул Ильмень и увидел во сне, как лежит несчастный Селигер, подняться не может. Пожалел Ильмень о своих словах, да уж поздно было. Раз брат по моей вине лежит, то и я не встану - решил он. Так и лежат они до сих пор. И на спине у Селигера действительно 100 горбов-островов. У Ильменя горбов нет. Ни одного! А Волга поплакала, да и убежала от обоих к Каспию...
На спине у Селигера 100 островов, вернее, более 150. Если площадь озера около 260 кв.км., то острова занимают ее шестую часть. (Самый большой остров называется Хачин, на нем самом 13 озер и 4 деревни. Он делит водное пространство озера на плесы.)
Денёк выдался пасмурный, на колокольне было ветрено, но отливали золотом купола храмов и открывались такие просторы, что просто дух захватывало!



А в храме шла служба, горели свечи и почти никого не было. К туристам в монастыре относятся лояльно: при входе в обитель аккуратно сложены на лавочке накидки - ждут гостей, (перед нами заботливо подметали ступеньки, ведущие на колокольню). Можно посетить храм, приложиться к мощам, подняться на колокольню. Вход на колокольню платный - 100 руб. с человека. Учтите! Монахов без разрешения фотографировать нельзя.



Простившись с внимательным привратником, мы ещё какое-то время посидели у озера, глядя на монастырь.



Перед деревянным мостом есть небольшая стоянка для автомобилей. Тут же лотки с рыбой и рыбачки. Отведав угря, отправились в Кравотынь.



Село это очень древнее. Возможно, название произошло – от фразы «кровавый тын». Некоторые исследователи утверждают, что название было дано во времена татаро-монгольского нашествия, когда татаро-монголы расправлялись с жителями и выставляли отсеченные головы на кол (тын) для устрашения. Другие – приписывают данное действие самой Екатирине II , расправившейся таким образом с неким помещиком. На месте старого деревянного храма «Введения Пресвятыя Богородицы во Храм» здесь была вновь выстроена в конце XVIII века церковь и посвящена этому же празднику. До недавнего времени сохранялся редкий по красоте иконостас, по-видимому, являвшийся произведением осташковских резчиков по дереву, которыми город славился в прошлом. «Иконостас сделали сразу после завершения строительства и впоследствии он почти не менялся. Его украшали каннелированные пилястры ионического ордера, увитые гирляндами из роз. На резных царских вратах помещалась скульптурная композиция «Благовещение», над которой в облаках и сиянии восседал строгий мужиковатый Саваоф. Среди узоров орнамента повсюду были вкраплены головки херувимов, они же парили в резных облаках над иконами и украшали капители пилястр, а над дверями в жертвенник и диаконник летящие ангелы распахивали тяжелые балдахины. Теперь от всего этого великолепия почти ничего не осталось. Единственный в своем роде иконостас осташковских мастеров погубила безжалостная мода на коллекционирование предметов церковной утвари, икон и скульптуры. Лишь небольшую часть иконостаса — царские врата со сценой «Благовещения» — удалось вывезти в Осташков, и теперь она хранится в запаснике краеведческого музея».
Рядом с церковью колокольня. Её строили местные мастера в конце 20-х годов XIX века.



С селом Кравотынь связано имя одного из интересных и малоизученных художников первой половины XVIII века — Мины Колокольникова, родоначальника целой династии осташковских художников.
Мина Колокольников вначале обучался у местных живописцев, а в 1726 году переехал в Петербург, где стал учеником у Ивана Никитича Никитина — знаменитого художника, пенсионера Петра I. Колокольников — единственный известный ученик И. Никитина. После того как Никитина сослали в Сибирь за участие в заговоре против императрицы Анны Иоанновны, Колокольников стал учеником придворного живописца Каравакка. С 1730-х годов начинается его самостоятельная деятельность: «Посылаем бывал на казенные работы в Москву, для писания в церкви Головинского дворца, портретов и других картин к Киевским триумфальным воротам и Красным триумфальным воротам, а в Санкт-Петербурге писал плафоны в Зимнем и Летнем дворцах и в Царском Селе и образа для дворцовых церквей». Из этого обширного перечня работ остается доподлинно известной только одна, хранящаяся в Калининской областной картинной галерее, — портрет князя Ивана Терентьевича Мещерского, исполненный в 1756 году.
Дома в Кравотыни и окрестностях строились... из кирпича!!! А потом украшались пропильной резьбой - солнечным кружевом. В краю непроходимых лесов одноэтажные каменные избы!!! Иногда какая-то одна сторона дома делалась деревянной, а потом её штукатурили, чтобы придать видимость кирпичной. Среди пропильного кружева рисунка порой бывали на домах надписи, повествующие об их владельцах, о том, когда и кем изба построена. Буквы надписей тоже выпиливались из дерева. Выпиливались по готовым шаблонам. Это могли делать просто мальчики-ученики, которым давался рисунок, - сидели целый день и пилкой работали. Артель по весне нанималась к хозяину и за лето избу ставила. А из кирпича, потому что лес дорогой, а песок да глина под ногами. Пошёл и копнул. Обжигали кирпич тоже сами. Вот ведь как интересно!
Чтобы оценить искусство местных резчиков, посмотрите на встретившийся нам по пути в Кравотынь полуразрушенный дом 1909 года постройки в деревне Зальцо:



А мы через Селижаровский плес, из которого вытекает речка Селижаровка – въезжаем в Осташков. Селижаровка – это единственная река, вытекающая из Селигера.




От конца в конец России
Ты отмечен уж молвой:
Из уездных городов России
Ты слывёшь передовой.
(Гимн Осташкова)
Часть 5. Осташков – город.



В половине девятого вечера въехали в Осташков, получили ключи от номера, заранее забронированного в гостинице, и пошли осматривать город. Ориентироваться в Осташкове довольно просто. Протяженность города чуть больше трёх километров вместе с островами. В городе много зелени, его окружают шесть Селигерских плёсов, поэтому возникает ощущение, что стоит он на воде.
В конце XVIII - начале ХIХ столетия в Осташкове "появилось такое, о чём другие богом забытые уездные города России и не слышали, - больница,
народные и духовные училища, библиотека, театр, бульвары, воспитательный дом, училище для девиц, городской сад и духовой оркестр, мощённые булыжником улицы, первая в России добровольная общественная пожарная команда. В городе почти все были грамотные. Осташи брили бороды и называли себя гражданами. Власти ставили Осташков в пример другим уездным городам. Об Осташкове писали столичные газеты и журналы». Был и гимн города.
Застраивался Осташков по регулярному плану, составленному архитектором И.Е. Старовым с учётом исторически сложившейся планировки и утверждённому в 1772 году. Угловые дома регулярной застройки конца XVIII – начала XIX века, самые старые и красивые. Это известный в свое время градостроительный прием. Архитектор намечал кварталы, ставя по углам «образцовые» дома и, равняясь на эти образцы, следовало застраивать весь город.





Некоторые дома указывают на профессию их бывшего владельца, например, в этом 200 лет назад жил шкипер парусного флота. Ему случалось плавать не только по Селигеру, но и в Англию, Швецию, Голланлию. Здание украшено штурманскими инструментами. На нем секстанты, парусные суда.



Из Осташкова же вышел наставник многих мореходов Л.Ф. Магницкий (Теляшин). В сквере на берегу озера установлен камень с мемориальной доской.


Пётр I прозвал его "магнитом" за способность притягивать знания. Магницкий положил начало регулярному математическому образованию, написав первый учебник, напечатанный в 1703 году. Он ввёл в обиход такие числительные, как "миллион", "триллион", "квадриллион" и термины "множитель", "делитель".
В городе много домов с мезонинами. Еще одна его достопримечательность – кирпичные ворота с калитками. На некоторых щеколды, кольца, скобы, ручки, петли – работа знаменитых осташковских кузнецов.


Осташи считают, что основателем их города был рыбак Евсташка, единственный оставшийся в живых после разорения древнего города Кличен в результате распрей между властями Новгорода и Москвы, после чего тот и поселился на полуострове. Позднее к нему присоединился рыбак Тимофей. В честь этих первопоселенцев есть в Осташкове Евстафьевская и Тимофеевкая улицы. Проехали по ним. На Евстафьевской улице грязюка, колдобины и красивая часовенка.

На Тимофеевской улице увидели каланчу. В этом здании размещалась первая пожарная команда.
А вот и здание бывшего городского театра.

Местный издатель И. Бочкарев осмелился выпустить грибоедовскую комедию "Горе от ума" в полном виде, а в местном театре её впервые стали играть без купюр, сделанных цензурой.
Во многих осташковских семьях из поколения в поколение занимались живописью. В летописи XVII в. упоминаются фамилии живописцев Колокольникова, Комягиных, Митиных, Уткиных. На улице Володарского дом художников Митиных.



В доме 32 по улице Володарского находится Краеведческий музей, а у его крыльца, на бывшем крепостном валу, там, где стояли главные ворота, установлен Вальский столп. (ХVIII в.) Частично сохранился и земляной вал.


На улице Печатников,7 стоит небольшой каменный дом с гладким фасадом и пятью маленькими старинными окошками – самая древняя гражданская постройка. В 1720 году здесь была ратуша. По легенде, деньги на строительство ратуши выделил Петр I, восхитившись производством осташковских сапог.


Город интересен и храмовой архитектурой.
В Знаменском монастыре (конец XVII века) в русско-византийском стиле хранится частица мощей Нила Столобенского.




В Осташкове целых два каменных собора: Троицкий (1697) и Воскресенский (1689). Самый большой собор – Воскресенский. Рядом с ними две колокольни «свечного» типа. Отдельно стоящие колокольни на Руси назывались «свечами».
Иконы для иконостаса Воскресенского собора писал осташковский живописец Мина Колокольников.

Воскресенский собор.


Троицкий собор.
В центре города возвышается в сквере колокольня Преображенской церкви со старинными часами. Сама церковь (1789 г.) была разобрана перед войной.


Проехали к Житенному монастырю, посидели у воды и вернулись в гостиницу.


Впечатления от города таковы: когда-то был красивый, добротный, из камня и дерева купеческий город. Потом пришел в упадок, и, как все было построено когда-то, так и не реставрировалось, обветшало, и былой красы, конечно, нет, хотя осталась история.
Эти фотографии сделал в 1910 году Сергей Михайлович Прокудин-Горский (1863-1944 гг.). Для создания цветных фотографий он использовал специальный фотоаппарат и черно-белые фотопластины. Конструкция аппарата позволяла получать на одной черно-белой фотопластине три отдельных изображения одного и того же сюжета, сделанные с интервалом в секунду с разными фильтрами - красного, зеленого и синего цвета. Современные технологии обработки изображений позволяют свести три таких чёрно-белых изображения в одно цветное. Вот так выглядел Осташков в начале прошлого столетия:


В такой глуши мы никак не ожидали встретить гостиницу достойного уровня. Нас ждал прекрасный номер: удобная кровать, телевизор, холодильник, обогреватель, итальянская душевая кабина с подогревом, фумикатор и даже пластины от комаров. Все условия, чтобы отдохнуть и восстановить силы. Отбой.



Часть 6. Осташков – музей.



Мы выспались. Ночью была гроза, прошёл сильный ливень, а утром резко потеплело и от вчерашней прохлады не осталось и следа.
Позавтракав в номере, в 10 утра выехали из гостиницы и еще раз проехали по городу. Нам повезло: был открыт краеведческий музей, и мы попали в него и на колокольню! Как я уже говорила, часть экспозиции Осташковского краеведческого музея перенесена в Троицкий собор.
Побережье Селигера было заселено ещё в эпоху неолита, и земля эта насчитывает несколько веков богатейшей истории. Иногда в здешних лесах находят огромные загадочные валуны со следами высеченной на них не то ступни человека, не то лапы медведя. Камни эти имели культовое значение и являлись своеобразной письменностью древнего человека, жившего в лесах в III-II тысячелетии до нашей эры. Возможно, селигерские валуны служили не только предметом поклонения, но и обозначали первые лесные пути.
Многие названия рек, озер и лесов на Селигере идут от древних финнов, первых жителей этих мест. Примерно с IX века здесь живут племена кривичей, а с XII века новгородские славяне. Край этот видел и княжеские междоусобицы, и нашествие Батыя, литовских, польских и фашистских захватчиков. Здесь проходили древнейшие пути. Земля эта знала расцвет и опустошение. Здесь пролегал путь «из варяг в греки» - отсюда шли ладьи с товарами на юг и на север.


Основные занятия жителей - рыболовство, торговля, кузнечное и сапожное ремесла. Какой только рыбы нет в озере! Селигерского судака возили к царскому столу, но сами осташи, говорят, предпочитали ершей, за что и получили прозвище "ершеедов". Даже на гербе города красуются эти три серебристые рыбы на голубом фоне (1770г.)


По просьбе шведского короля, Пётр I посылал осташковских рыбаков на королевскую службу, и один из них, Архип Завалихин, привёз из Стокгольма награду за рыбацкое искусство - пятипудовый медный колокол.



Осташковские сети, лодки, кожаные рыбацкие сапоги с длинными голенищами ("осташи"), кожаные фартуки и рукавицы не имели себе равных. Их охотно покупали в Новгороде, Пскове, Дерпте (Тарту), Ревеле (Таллинн), на Волге и в Сибири, Норвегии, Англии, Канаде. В XVII-ХVIII веках озеро Селигер было центром российского промыслового рыболовства.

Лов вёлся неводами, сетями, мережами, бродниками, вершами. Летом ловили чаще всего с лодок, в каждой из которых находилось по два рыбака. Зимой на лов выезжали на лошадях, с большим неводом.
После окончания полевых работ осенью и зимой на посиделках, так называемых «беседах», вязали сети. В этом участвовали все, от мала до велика. Местом сборов служила обычно просторная деревенская изба. Все, вступающие в «беседу», делали взнос – эти деньги шли на плату за помещение, на орехи и другие лакомства. Каждый вязал для себя, работали с 6 утра до 12 ночи. Утомительность работы скрашивалась разговорами, песнями, сказками, играми, однако каждый не забывал и про заданный «урок». Сети вязались из льна, который выращивался в окрестностях Селигера.

В XIV-XVIII веках значительные земельные владения принадлежали духовным феодалам. Земли, церкви, росли за счет пожалования царя, бояр, богатых дворян. Крупными землевладельцами были монастыри. Патриаршья слобода в Осташкове принадлежала главе русской православной церкви.
В XVIII-XIX веке получила распространение деревянная скульптура преподобного Нила Столобенского. Она почиталась наравне с иконой. Скульптура изготавливалась не только в монастырских мастерских, но и местными жителями для многочисленных паломников.


В музее можно увидеть бытовые и культовые вещи, произведения искусства, изделия осташковских ремесел и промыслов.




В осташковских кузницах делали разного рода топоры, кирки, шины, лемехи, подковы, шилья, крюки, петли. Некоторое время топоры Мосягина требовались Северо-американской компании и Санкт-Петербургскому адмиралтейству для постройки кораблей.

Смотришь на этот портрет, и на память приходят рассказы о здешних модницах: женщины там "носят кокошники с высокими очельями, унизанными жемчугом по парче или другой дорогой ткани, так что один кокошник бывает в 4000 рублей, да и посредственный стоит не менее тысячи рублей"...

Из купцов выделялись купцы Савины. Они не ограничивались только торговлей, а владели кожевенными и мануфактурными заводами, кузницами, банком. Большая часть города и ближайших окрестностей попала в экономическую зависимость от Савиных.


На колокольне размещена экспозиция «Осташковские колокольни и колокола».

Не сравнить с Валдайским музеем колоколов, но в колокол позвонить можно.

Я – колокол победы Вашей, люди,
Я – колокол надежды Вашей, люди,
Я – колокол тревоги Вашей, люди,
Я – колокол Вселенной.
Люди, не допустите стать мне погребальным!

А вот как выглядит город со смотровой площадки колокольни Троицкого собора.


Нас же ждёт Ширков погост.




Солнце светит золотое,
Блещут озера струи…
Здесь великое былое
Словно дышит в забытьи…
(Ф.И. Тютчев)

Часть 7. Ширков погост.




Ночная гроза, понятное дело, не улучшила городские дороги. Когда мы говорили, что собираемся ехать на Ширков погост, все сочувственно на нас смотрели. А дорога туда оказалась вполне приличной. После указателя на Ширково асфальт кончился, пошел грейдер, с оживленным движением машин с московскими и подмосковными номерами.

Закралось сомнение, будет ли где поставить машину? К счастью, опасения не оправдались. Около часа дня добрались до Ширкова погоста.

Деревня стоит на берегу озера Вселуг. Здесь находится целый комплекс разновременных строений: знаменитая деревянная церковь 1697 года - «тверские Кижи»; чуть поодаль от нее - вторая каменная церковь Рождества Иоанна Предтечи (1911 г., архитектор А.П. Федоров) и деревянная часовня начала XX века.

По преданию деревянную церковь строили местные плотники братья Ширковы. Это последний из очень редких на Руси деревянных храмов с ярусным покрытием: подобных многоярусных церквей на Руси было несколько, теперь осталась одна. Высота древней церкви Иоанна Предтечи с крестом – 45 метров. Её стены сделаны из бревен до 70 сантиметров в диаметре. Такие деревья ныне - большая редкость в средней полосе России.

В конце XIX века Ширков погост стал одним из самых крупных сел на озере Вселуг. Вокруг на несколько километров не было церквей. Деревянная церковь была мала и не отапливалась, поэтому стали строить новый каменный храм. Его можно было обогреть.

А часовенка в овраге защищала родник от загрязнения и морозов. Дважды в год, летом и зимой, из церквей сюда направлялся крестный ход и совершалось водосвятие.
Мы видели много красивых мест, но это одно из лучших! Запах трав, блеск озера, бегущие облака над храмом. Сердце бьется часто и дыхание останавливается. Хочется это впитать и увезти с собой.

Бросив прощальный взгляд на это великолепие, направились в Залучье посмотреть на древнее городище.

На Селигере и в его окрестностях насчитывается более десятка городищ: Стерж, Березовец, Кличен, Николо-Рожок, Городец, Молвотицы, Увицы, Хотошино, Ельцы, Княжое, Черная гора, Рудино и другие. Все это остатки древних укрепленных поселений и городов. В краеведческом музее г. Осташкова невольно обращаешь внимание вот на этот экспонат:

Каменный крест (1133 г.) был установлен как навигационный и пограничный знак.
Массивные каменные кресты: Стерженский, Березовский - наиболее древние и уникальные реликвии края . Подобных крестов, вытесанных из огромных камней и стоявших на протяжении веков на вершинах славянских городищ, до нашего времени сохранилось не так уж много. Все они поставлены в древности новгородцами. Эти необычные памятники русской письменности, каменные глыбы с полуистершимися надписями, напоминают о некогда оживленных, но позабытых водных дорогах древности.
Кресты на городищах вдоль торговых путей – свидетели того, как пробивались новгородцы на Волгу и Днепр. Два наиболее древних пути проходили по Суздальской земле, где торговых гостей во владениях соперника Новгорода подстерегало множество опасностей. Купцам приходилось выкладывать на берег немалую толику товаров в виде пошлин, подарков, княжеской дани. Совали в руки дружинников соболей и куниц, деньги и шелка. Все равно их нередко останавливали и задерживали как заложников. Поэтому искали купцы пути на Волгу по необъятному Оковскому лесу.
На городище у впадения Волги в озеро Стерж на протяжении многих веков высился над окрестностями Стерженский крест. Этот искустно вытесанный из красноватого песчаника знак весит 57 пудов (более 900 кг.). Надпись, выбитая на кресте, сохранилась. Её можно прочесть. «Лета 6641 месяца июля в 14 день почах рыти реку сю аз Иванко Павлович и крест се поставих». В переводе на современное летосчисление это дата означает 1133 год. По мнению ученых, новгородцы копали не новую реку, а углубляли волжское русло, расчищали водные пути для проведения караванов по волокам.
Реки и озера были важными дорогами той далекой поры, но не единственными. Так от Торжка до Осташкова на протяжении многих веков пролегал древний торговый путь, и он был сухопутным.
22 февраля 1238 года Батый осадил Торжок. Две стенобитные машины долбили укрепления. Город пал. Оставшиеся защитники его стали отступать «серегерским путем», а за ними гнались татары, «секуще людей, яко траву». Но повернули назад от Игнач креста, «точно за сто вёрст до Великого Новгорода не дойдоша». Возможно, что это камень-крест, хранящийся в музее города Осташков.
«Серегерский путь» существовал в нескольких вариантах: в частности, шёл через Полново и далее по реке Явони, а также через Залучье по реке Щеберихе.
Мы доехали до Березовского рядка – села у подножья древнего языческого городища IX века. Город-крепость Березовец охранял волок на «серегерском пути». Согласно гипотезе, выдвинутой краеведом С.Н. Ильиным, именно на этом пути стоял исторический Игнач крест, далее которого не смогли пройти полчища Батыя. Однако гипотеза эта не доказана. История такова: на погосте по соседству с Берёзовским городищем был найден до той поры неизвестный каменный крест. Предположили, что стоял он прежде у деревни Игнашевки. На основании этого созвучия и была выдвинута данная теория. Учёные считают, что кресты, найденные в Стержне и Берёзовце, стояли когда-то на городищах, в укреплённых городках-крепостях, какие существовали в то время на ключевых участках путей. Бесспорно и то, что нашествие Батыя было остановлено благодаря героизму тысяч людей, оказавших ему сопротивление. А.С. Пушкин писал: « России определено было высокое предназначение. Её необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы»…
Говорят, кто не был в Залучье, тот Селигера не видел. С холма открывался живописный Березовский плес.

Итак, нам Селигер увидеть удалось, несмотря на ужасную дорогу до Залучья (разбитый асфальт с ямами).

По берегам рек и озер, группами и в одиночку, на Селигере нередко встречаются небольшие конусообразные холмы. Они насыпаны в древности человеком. Это курганы кривичей, которые насыпались на месте захоронения.
В народе курганы почти всегда окружены любопытными поэтическими легендами. Большинство из них повествует о здешних курганах как о могилах древних богатырей.
Недалеко от Пено в сосновом лесу есть два кургана. Их называют Богатырями. По поверью, в эти курганы погребены два богатыря, которые погибли от безрассудного удальства. Будучи огромного роста, они ходили в брод по всем озерам и хвастались, что им везде мелко. Но в одном месте оба богатыря попали на глубину и, не умея плавать, утонули. У озера Сиг курган называется Богатырева гора. В легендах, которые рассказывают здесь, этот сиговский Гулливер был такого огромного роста, что сажал людей в карманы.
Довольно часто в народном представлении курганы связаны с кладами. В действительности же это места захоронения наших предков, древнейшие могильники.
Вот и у деревни Залучье, близ Березовского городища, где мы побывали, археологами в курганах X-XI веков, были найдены оружие, обломки керамики, хозяйственный инвентарь, а в одном из них – набор женских украшений: височные кольца, бусы из бронзы, железная гривна, витой бронзовый браслет, ожерелье из стеклянных бус и бисера. Вот такое интересное место, «здесь великое былое словно дышит в забытьи»…

Надвигалась гроза, и мы поспешили к истоку Волги.
Первый приток Волги – ручей Персянка, первое озеро на её пути – Малый Верхит, первое село при её начале – Волговерховье, а первое из цепочки Верхневолжских озёр – большое озеро Стерж. У самого впадения Волги в озеро на мысу находится Стерженское городище – место древнейшей стоянки людей в этом крае. Тут стоял каменный Стержинский крест, а в трех километрах от него есть место, названное когда-то Стерженским погостом (возможно, место древнего торга).
Теперь это деревня Новинка. В 1822году в ней была построена на месте прежней деревянной каменная церковь Петра и Павла в стиле барокко.

Мы заехали в эту деревню, чтобы искупаться в озере. Водичка в Стерже ледяная, а дно песчано-каменистое. Попили воды из родника, поднялись к часовне, установленной на кургане.

Отсюда хорошо было видно озеро. Маленькому ручейку среди болот и холмов Валдайской возвышенности суждено стать рекой, о которой сложили песни, сказы, легенды. А всё начинается с ручейка.

До чего ж живописны селигерские леса, луга, болота и озёра! Нам явно повезло с погодой. Мы ехали домой, но время от времени делали остановки, чтобы побродить по лугу, посидеть на берегу озерца среди можжевельников и вереска, потрогать огромные валуны…
Возвращались тем же путём : через Торжок и Тверь, и в два часа ночи были на даче.


Нет мудрее и прекрасней средства от тревог,
Чем ночная песня шин.
Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
Штопаем ранения души.
Ю. И. Визбор, «Ночная дорога»




Литература:
А.А. Галашевич, Художественные памятники Селигерского края, М., Искусство, 1983.
В. З. Исаков. Озеро Селигер. Путеводитель. М., "Профиздат", 1985.
Грачёва С.Л. Тверская область, «Вокруг Света», 2005.
Марцев П.А. Москва-Тверь-Торжок. Путеводитель для автомобилистов. - М., "Научный мир", 2007.
Кириллова Ю.М. Дальними дорогами Подмосковья. Путеводитель для автотуристов. М., «Московский рабочий», 1983.
От Валдая до Селигера: Как отдохнуть с пользой для дела : Туризм. История. Культура. Бизнес. Телефоны : [Краевед. справ.] / Авт.- сост. Кашкова Валентина Федоровна; Авт.- сост. Васильев А., Авт.- сост. Копьева Ольга. - Вышний Волочек: Ирида-прос, 2001.

Использованы фотографии Сергея Михайловича Прокудина-Горского с сайта: http://www.ostashkov.ru/Prokudin/prokudin.asp

Можно разместить этот отчет в социальных сетях. Таким образом Вы помогаете популяризации сайта.

Яндекс.Метрика
По вопросам сотрудничества и размещения рекламы пишите plo@autotravel.ru