Россия: города, достопримечательности
Автопутешествия: зарубежные страны

Откуда: Москва Когда: 08/2012

По маршруту: Череповец, Вытегра, Пудож, Водлозеро, Каргополь, Онега

Рейтинг отчета: 0

Автор:

Руководствуясь принципом “лучше поздно, чем никогда” всё же хочу отчитаться о недельной поездке по Вологодской и Архангельской губерниям и Карелии, осуществлённой мной в компании с моим товарищем в период с 19 по 25 августа 2012г.

Это был уже не первый наш визит на Русский Север. Из каждого предыдущего путешествия в этот необычный регион мы возвращались домой переполненные незабываемыми впечатлениями от его удивительной по красоте природы, неповторимого колорита и мистической загадочности старинных деревень, немного грустного шарма деревянных церквушек и часовен, запрятанных среди бескрайних северных лесов и болот. Последняя поездка не стала исключением. Было осмотрено немалое количество архитектурных памятников и природных достопримечательностей, подробное описание которых конечно же не может уместиться в формат настоящего отчёта. Тем не менее, хотелось бы надеяться, что отдельные детали маршрута и наши впечатления от увиденного будут небезынтересны как для бывалых автопутешественников, так и для тех, кто может быть только планирует своё знакомство с Русским Севером.

Сразу хочу оговориться, что мы не являемся большими поклонниками офф-роуда, и хотя отправились мы в это путешествие на полноприводном внедорожнике, практически весь наш маршрут, по крайней мере в сухое время года, проходим на обычном моноприводном автомобиле.

Начинать поездку с толкания в пробках крайне не хотелось. Поэтому стартовали мы ранним солнечным утром в воскресенье. Ярославль встретил хитросплетением технологических коммуникаций местного НПЗ.



На объездной свернули по указателю Тутаев – Рыбинск. В Рыбинске целью нашего визита был Музей затопленных территорий, посвящённый трагической истории Мологского края.



Увы, с посещением музея опять не сложилось. Год назад мы оказались на его пороге как раз к моменту закрытия, на сей раз у музея и вовсе оказался выходной. Видимо придётся как-нибудь появиться здесь в третий раз:) В целях разминки конечностей прошлись немного по городу. Набрели на оригинального Ильича в шапке и пальто.



Особенно порадовала ретро-табличка на постаменте.



После Рыбинска качество дорожного полотна существенно ухудшается. Некоторые участки основательно подразбиты. Многочисленные деревни вдоль трассы также не позволяют терять концентрацию. После Пошехонья количество населёнки сокращается, но дорога не становится сильно лучше. Похоже асфальт тут настелили прямо поверх старой бетонки, так что потрясывает временами чувствительно.

Череповец встретил нас унылыми индустриальными пейзажами и специфическим кисловатым запахом, витающим в воздухе.



Останавливаться не стали, ограничившись визуальным осмотром административного центра из авто по ходу движения.



Въезд в город со стороны трассы С.Петербург-Вологда удивил абсолютно московского масштаба пробкой (народ возвращался после уикенда со своих дач). Наш же путь лежал далее на север в сторону Белозёрска. Но сначала мы решили осмотреть деревянную Успенскую церковь 1694г. постройки, расположенную недалеко от Череповца в селе Нелазское.



Очень неожиданно было обнаружить столь хорошо сохранившийся старинный пятиглавый храм с обширными крытыми галереями по соседству с центром современной металлургии. Судя по архитектурной стилистике, за последние лет сто облик храма не претерпел существенных изменений и до сего дня поддерживается во вполне приличном состоянии. К сожалению, дверь оказалась на замке. Похоже, что иногда в храме проводятся службы, однако какое-либо расписании их отсутствует. Вокруг не было ни души, поэтому, сделав несколько фотографий, решили не терять время и продолжить путь.

Белозёрск прошли транзитом, так как уже были тут неоднократно, да и периодически начинавшийся дождь не сильно располагал к созерцанию красот Белого озера.

К счастью, во время получасового ожидания парома через Волго-Балт дождь закончился и даже случилось кратковременное прояснение.



В свете лучей заходящего солнца в отдалении были чётко видны развалины полузатопленной церкви Рождества Христова – это всё, что осталось от деревни Крохино после создания Шекснинского водохранилища.





При подъезде к селу Ухтома остановились осмотреть кладбищенскую церковь Александра Невского (кон.19в.).



Увы, кругом полнейший разгром и забвение. Нижние венцы сруба давно сгнили, что грозит неминуемым обрушением всего храма. Однако слабо верится, что в такой глуши помощь придёт вовремя.



От Белозёрска до Липина Бора дорога представляет собой весьма некомфортный грейдер. Но выехав на шоссе Вологда–Вытегра мы скоро оказались на настоящем автобане: идеально ровное дорожное полотно, с чёткой разметкой, с дорожными знаками…. Всё как должно быть в идеале. Тем неожиданнее километров за 20 до Вытегры вся эта красота неожиданно заканчивается и опять начинается в хлам убитый грейдер. Что помешало доделать эти несчастные пару десятков км? Вопрос риторичен.

В Вытегру въехали уже в полной темноте. Здесь у нас был забронирован номер в гостинице с одноимённым названием. Совкового вида здание, но со свежим ремонтом внутри. Однако главным преимуществом “Вытегры” является расположенное на первом этаже кафе, т.к. быстро и безопасно для желудка перекусить в городе возможно похоже только тут. Охраняемая стоянка наличествует.

С утра, выйдя из гостиницы, мы явственно ощутили дыхание севера: на улице был нереальный для августа холод и пронизывающий ветер, но от намеченной программы естественно решили не отступать. Особо примечательных мест в Вытегре не так много, поэтому просто перечислю в хронологическом порядке.

Сретенская церковь 1873г. постройки. Частично действующая, частично используется под краеведческий музей.



Часовня Исаакия Долматского 1881г. Очень необычна. Легко пропустить, т.к.находится в сквере за Сретенской церковью.



Музей подводной лодки. Комментарии излишни. Место из категории must see.





Шлюз системы Волго-Балтийского канала. В хорошую погоду наверное интересно понаблюдать за работой такой махины.





Напоследок решили заскочить в Палтогу (благо, что не далеко от города) посмотреть на Богоявленскую церковь 1733г. Читали конечно в сети об обрушении куполов несколько лет назад, но всё же в душе теплилась надежда, что может быть теперь на этот памятник деревянного зодчества обратят наконец внимание и в его печальной судьбе наметится позитив.



Увы, чудес ждать не стоит. Следы обрушения убраны, однако на этом “реставраторы” похоже посчитали свою задачу выполненной. Кругом полное запустение и сорняки в человеческий рост. Грустно…

Распрощавшись с Вытегрой мы двинули в сторону Пудожа. По дороге, по совету вытегорских музейщиков, решили осмотреть Андомскую гору (около 20 км севернее Вытегры), самую высокую точку на Онеге.



Место это во многом уникально. Андомская возвышенность, образованная движением ледника, у самого берега Онежского озера заканчивается практически отвесным 35-метровым обрывом. Особо примечательно то, что обрыв этот, стороной, обращённой к озеру, словно срез гигантского слоёного пирога, представляет собой обнажившиеся песчано-глинистые пласты древних геологических эпох, спрессованные чудовищной силой ледника. Причём пласты эти различаются по цвету: от зеленовато-жёлтых до тёмно-красных.



В солнечную погоду зрелище совершенно фееричное. Нам рассказывали, что воды Онеги, активно подмывающие высокий песчаный берег, не раз являли на свет различные древние окаменелости. Так что научные экспедиции в этих местах частые гости.

Ну и конечно виды, открывающиеся с возвышенности на бескрайнюю гладь Онежского озера, также не могут не завораживать.



Вернувшись на трассу и проехав ещё немного по направлению на Пудож сделали остановку в последнем пункте, административно относящемся к Вологодской области. Деревня Саминский погост примечательна хорошо сохранившейся здесь шатровой церковью Илии Пророка (1692-1702).



Когда-то на этом месте стоял классический “тройник”, широко распространённый на Русском Севере: церковь шатровая, церковь кубовая и колокольня. Время оказалось беспощадно к этим немым свидетелям минувших веков. Колокольня была утрачена ещё в советские годы, а кубовая Тихвинская церковь полностью обрушилась и ныне представляет собой лишь бесформенную кучу хаотично нагромождённых брёвен и досок.



В процессе осмотра к нам подошла женщина из местных. Разговорились. Оказалось – глава местного сельского поселения. Посетовала, что денег на поддержание памятников практически не выделяется. Вся надежда на немногочисленных энтузиастов, да студентов-практикантов реставрационных училищ. Их силами Ильинскую церковь удалось хотя бы законсервировать: перекрыли крышу, заменили несколько сгнивших бревён в срубе… А вот Тихвинской помочь уже не успели.





В ответ хотелось сказать что-то ободряющее. Увы, к большому сожалению, Саминский погост – одна из многих стагнирующих деревень Вологодчины. В таких условиях даже то немногое, что удалось сохранить, представляется большой удачей.



На этом вологодская часть нашего путешествия была завершена. Впереди нас ждала Карелия.



Основной нашей целью в этот день было попасть на Бесов Нос и осмотреть знаменитые онежские петроглифы. В связи с жёстким ограничением по времени и неподготовленностью нашего боевого коня к тяжёлым оффроудным испытаниям идею попасть на Бесов Нос на своих колёсах даже не рассматривали. Поэтому тупо проследовали до ближайшего к желаемой точке населённого пункта, деревне Каршево, где обратились к первому встречному мужичку, скучавшему в белой “пятёре” с надписью “Довезу на Бесов Нос” на лобовом стекле. 2000р, 30 мин.на моторке по речке Чёрная – и мы уже десантируемся на гранитный берег Онежского озера. И замолкаем, поражённые суровой красотой карельской природы. Всего-то не более 100 км от Андомы, а тут уже всё другое: и лес, и озеро, и даже воздух. Не лучше и не хуже, просто - другое. Описывать бесполезно, лучше это увидеть.















Ну и конечно сами петроглифы. Их тут, наверное, десятка два: люди, рыбы, птицы… Крупные и совсем мелкие. В том числе и самый известный из них, благодаря которому это место и получило своё название.





Не смотря на относительную труднодоступность и будний день, Бесов Нос оказался весьма оживлённым местом. Пока мы прыгали по камням рядом причалила ещё пара лодок с такими же как мы экскурсантами. А чуть дальше вдоль берега среди деревьев был замечен целый палаточный туристический городок. По некоторым сведениям точно также на моторке сейчас можно попасть и в Муромский монастырь. Спрашивать надо в деревне Гакугса. У местных – это налаженный бизнес.

В Пудоже у нас был забронирован номер в гостинице “КарелОнего”. Однако не впечатлило. Соотношение цена/качество просто катастрофическое. Поехали в мотель “Уют”. Свободных номеров здесь правда не оказалось, но нам были предложены койко-места за 500р./сутки в расположенном в 10 мин.езды корпусе – бывшем административном здании, выкупленном хозяевами мотеля у какой-то конторы. В результате, ночевали вдвоём в огромного размера комнате на 4 койки. Удобства – на этаже. Машина – под окнами во внутреннем дворике.

Однако это было немного позже. Ну а пока не стемнело, решено было проехаться дальше вдоль восточного берега Онеги в сторону Медвежьегорска и осмотреть ещё пару интересных объектов.
Первую остановку мы сделали в деревне Пяльма. Как и во многих других местах на севере Пяльма – это целая группа небольших деревень, живописно расположенных вдоль одноимённой реки и объединённых одним названием. Наше внимание прежде всего привлекла миниатюрная часовня Ильи (18 в).



Часовня оказалась открыта. Внутри – принесённые местными жителями небольшие иконки, платки, нательные крестики.
Прошлись немного по деревне. Здесь тоже есть что посмотреть.



Того упадка, какой часто можно встретить во многих деревнях центральной России, тут нет. Большинство домов жилые, почти у всех спутниковые тарелки, на многих подворьях припаркованы автомобили.

Далее мы проследовали в Челмужи, где находится деревянная Богоявленская церковь, датируемая 1605г. Когда-то в старину этот край стал центром трагических событий, связанных с церковным расколом 17в. Тогда эти земли были обильно политы кровью раскольников-старообрядцев, в беспощадной схватке с царскими войсками отстаивавших свои вековые религиозные и жизненные нормы. А район реки Выг, расположенный немного севернее Челмужей, на протяжении ещё 150 лет оставался центром старообрядчества на Русском Севере.

Сейчас ничего уже не напоминает здесь о тех суровых временах. Челмужи – большое многолюдное село. Когда мы наконец нашли искомое место уже ощутимо стемнело. С момента своего появления церковь, вероятно, была неоднократно перестроена. По крайней мере сруб выглядел гораздо свежее нежели можно было ожидать от 400-летнего деревянного строения.



Ограничившись беглым осмотром мы тронулись в обратный путь.
Тут следует сказать несколько слов о местных дорогах. Дороги в Карелии нередко весьма коварны. Отличные участки могут чередоваться с внушительными ямами, либо значительной деформацией дорожного покрытия. Минутная расслабленность чревата неприятными последствиями. Например, трасса Пудож-Медвежьегорск изобиловала небольшими по размеру, но весьма глубокими ямами с острыми краями. Днём они хорошо заметны, но в тёмное время суток могут таить большие неприятности. За сотню с небольшим км от Челмужей до Пудожа насчитали вдоль обочины с десяток легковушек меняющих пробитые колёса. Пудож – Каргополь – ям практически нет, зато есть несколько впечатляющих вспучиваний асфальта, грозящих на скорости непредсказуемыми последствиями. Справедливости ради необходимо отметить, что все засадные места отмечены знаком “Неровная дорога”. Так что знак этот в Карелии стоит отслеживать особо внимательно.


Утром следующего дня, позавтракав в “Уюте”, мы стартовали в сторону Водлоозера. В качестве справки: Водлозёрский нацпарк организован в 1991г. Его территория составляет около 500 тыс.гектар и вытянута с севера на юг, частично располагаясь в Архангельской области, а частично – в Карелии. Как утверждается на официальном сайте парка на его территории сохранён “крупнейший в Европе массив коренных лесов европейской тайги”, а сам парк включен в программу ЮНЕСКО “Человек и биосфера” в качестве биосферного резервата. Основным центром притяжения в парке является внушительных размеров Водлоозеро, со всех сторон обрамлённое стеной лесов и болот. Поэтому основной упор по привлечению сюда туристов делается на рыбалку и охоту. Однако есть в парке и архитектурно-историческая составляющая, которой мы и планировали посвятить основное время.



Администрация парка расположена в деревне Куганаволок (около 75 км от Пудожа). Добраться туда несложно: 10 км по шоссе на Мевежьегорск, а потом 65 км по грейдеру, переходящему на последних 20 км в довольно ухабистую грунтовку. Однако в сухое время проблем с проездом быть не должно даже для машин с низким клиренсом. В момент нашего приезда грунтовка выглядела примерно так:





Куганаволок – конечная точка дороги на Водлоозеро. Дальше движение можно продолжить только по воде. Что мы и сделали: у нас была заказана экскурсия по озеру. Проследовав насквозь через всю деревню на пристань мы встретили там уже ожидавшего нас сотрудника парка вместе с готовой к отплытию моторкой. Надо сказать, что началось водное путешествие весьма динамично. Несмотря не внушительные размеры, Водлоозеро является весьма неглубоким, так что даже небольшого ветра хватает, чтобы на озере начиналось активное волнение. Наша лодка прыгала по волнам как мячик, так что пришлось сидеть судорожно вцепившись в борт, дабы в один прекрасный момент не устроить себе незапланированные водные процедуры.

Как я уже сказал площадь Водлоозера огромна, но визуально оценить его истинные размеры не представляется возможным из-за большого количества больших и маленьких островов, в основной своей массе покрытых густым лесом.





Минут через 40 наших мучений к одному из таких островов мы и причалили. Здесь сохранился уникальный ансамбль Ильинского погоста известный также как Свято-Ильинская Водлозёрская пустынь. Место надо сказать крайне притягательное. Не передать словами свои ощущения, когда поднимаясь от воды, проходишь по мшистым камням через плотный строй старых елей, неожиданно оказываясь на уединённой лесной поляне, поднимаешь голову и от увиденного захватывает дух. Читаем у Гунна в “Каргаполье-Онега”: “Ильинский погост – один из самых поэтичных памятников Карелии. При всём своеобразии его архитектуры, в нём заметно легко уловимое сходство с Кижами; в том, как поставлен торжественный ансамбль на островке среди озёрной глади, в общем ощущении широты, простора. Только на Водлоозере есть что-то немного грустное. Здесь пустыннее, тише, и вырисовывающиеся издалека на фоне неба изящные главки церкви производят особенно сильное впечатление своей неожиданной в этой глуши изысканностью”.



Ильинский погост известен с 16в, однако ныне существующая церковь датирована 1798 годом. Особой отличительной чертой погоста является бревенчатая ограда, крытая двускатной кровлей. Раньше такие ограды были очень распространены на Русском Севере, теперь же их осталось единицы.





В послевоенное время пустынь была заброшена, однако с начала нулевых – возобновлена. Сейчас здесь постоянно проживают четыре насельника, а летом приезжают добровольцы-энтузиасты, которые помогают постепенно обустраивать обитель.





Побродив немного по острову мы снова уселись в лодку и отправились на осмотр старинной деревни Варишпельда, возрождённой в рамках проекта, реализуемого силами администрации парка. Как рассказал наш сопровождающий ещё в середине прошлого века по берегам Водлоозера и на островах находилось несколько сёл. Однако в годы борьбы с неперспективными деревнями все эти населённые пункты были упразднены, а их жители переселены в Куганаволок, либо в Пудож. От той прежней жизни в Варишпельде осталась только часовня Тихвинской Божьей Матери (19в).



Остальные постройки появились здесь в последние 5-10 лет. Сейчас в Варишпельде воссозданы 2 традиционных для севера жилых крестьянских дома, приспособленных и под размещение туристов, Спасская церковь, хозяйственные постройки.







В окрестностях деревни проложена экологическая тропа, которая частично повторяет маршрут старинной монастырской тропы, соединявшей Водлоозеро с Кожозёрским монастырём и далее выходившей к берегу Белого моря.

Сейчас в Варишпельде круглогодично живёт семья настоятеля Водлозёрского прихода. Живёт в основном натуральным хозяйством. Однако этот нелёгкий быт привлекает в деревню немало сподвижников, пытающихся убежать от суеты, загрязнённости и прочих “прелестей” городской жизни. Кто-то задерживается на несколько дней, а кто-то и на несколько лет.





Особо следует упомянуть о дарах природы, в изобилии произрастающих в окрестных лесах. Черники такого размера и в таких количествах я не видел нигде и никогда. Остановившись нарвать пару пригоршней ягод мы незаметно зависли в лесу на пару часов. Хорошо, что не забыли прихватить с собой антимоскитное средство, ибо наше появление вызвало у местных кровососущих не меньший ажиотаж, чем испытали мы, увидев бесчисленную черничную россыпь.

Уже начинало смеркаться, когда мы наконец вернулись в Куганаволок. На ночь заселились в местный визит центр – одноэтажный дом из сэндвич панелей с кухней и несколькими комнатами с двухъярусными кроватями. Удобства – на улице. В визит центре мы были единственными постояльцами, хотя на площадке около дома стояло с десяток авто с вологодскими, архангельскими и даже ивановскими номерами. Вероятно, их владельцы предпочли более тесное единение с природой на бескрайних просторах дремучих лесов Водлоозера.
Было огромное желание остаться в Куганаволоке ещё хотя бы на один день. Однако это потребовало бы серьёзно корректировать оставшуюся часть маршрута. Поэтому, решив, что лучшим вариантом будет приехать на Водлоозеро ещё раз, следующим утром, проездом через Пудож, мы выдвинулись на Каргополь.

До границы с Архангельской областью идёт неплохой асфальт (впрочем, не без неожиданностей, о чём я писал выше), затем - грейдер средней паршивости, и за 10 км до Каргополя - снова асфальт.
Первый раз в Каргополе мы были 3 года назад во время поездки на Кенозеро, подробно ознакомившись и с городом и с основными близлежащими достопримечательностями Каргополья. На этот раз в планах было акцентироваться только на тех объектах, что не попали в поле зрения во время прошлой поездки.

Начали мы с посещения Ошевенского – группы деревень (Погост, Ширяиха, Низ, Большой Холуй), условно объединённой одним названием и находящейся в 45 км севернее Каргополя. Ошевенское вытянулось вдоль правого берега реки Чурьюги, а на левом берегу, на подъезде со стороны Каргополя, расположен Александро-Ошевенский монастырь, единственный сохранившийся на Каргаполье. Самая старая постройка монастыря, Успенский собор (1707г), к сожалению, пребывает в руинированном состоянии.



Монастырь действующий, однако его территория и основные постройки сильно запущены. На всём печать уныния и безысходности.



д. Погост, шатровая церковь Иоанна Богослова с колокольней (1787г.)


Церковь действующая, однако, как это принято в деревнях, открыта только во время службы. Искать того, кто бы мог нам её открыть для осмотра, мы не стали.

д.Погост, старое кладбище


д.Погост, центральная улица


Очень живописное место. Вдоль дороги расположен целый ряд аутентичных образцов гражданской архитектуры Русского Севера.

д.Низ, Георгиевская часовня (19в)


д.Большой Халуй, ещё один классический образец северной избы. Стоит обратить внимание на роспись внутренней части карниза, нависающего над фасадом избы. В Ошевенском такое художественное решение в оформлении экстерьера мы встречали не единожды.


Далее мы переместились на восточный берег озера Лача, где в 15 км южнее Каргополя находится ещё одна группа деревень, известных под названием Калитинка. Здесь мы хотели осмотреть три небольшие часовни, ранее имевшие широкое распространение в небольших деревнях Каргополья.

Состояние первой из них – часовни Флора и Лавра на Волоке - оставляет удручающее впечатление.



Дни её похоже сочтены. Несмотря на то, что стоит часовня в центре крупного по местным меркам села, никого её состояние похоже сильно не заботит.

Вторую часовню мы так и не нашли. Не исключено, что время оказалось к ней ещё более безжалостно.
Больше всех повезло самой дальней Ильинской часовне, расположенной в деревне Бол.Кондратьевская.


Часовня заботливо поддерживается местными жителями, по праздникам проводятся службы. Отдельно стоит отметить хорошо сохранившуюся масляную роспись на тему библейских сюжетов стен и потолка, что крайне редко встречается в деревянных часовнях Русского Севера.



Уже начало смеркаться, когда мы добрались до последнего запланированного на этот день места - урочища Большая Шалга, расположенного в 10 км к востоку от Каргополя недалеко от шоссе на Няндому. Здесь на старом погосте среди высоких замшелых елей и лиственниц расположена церковь Рождества Христова (1745г).



Огромный, устремлённый ввысь шатровый храм производит сильное впечатление. Увы, состояние его оставляет желать много лучшего. Робкие попытки реставрационных работ зачахли едва начавшись. Потемневшие от времени строительные леса местами обрушились, главка с церковного притвора демонтирована и стоит на земле, через распахнутые настежь окна и двери гуляет ветер. Вокруг – безлюдно и тоскливо.



Ранним утром следующего дня мы распрощались с Каргополем и устремились дальше на север в сторону Плесецка.

Всё-таки иногда и наши дорожные службы умеют приятно удивлять. Ещё 3 года назад, вскоре после выезда из Каргополя, начинался ухабистый пыльный грейдер. Сейчас же мы оказались на трассе с идеально ровным покрытием, проложенной в обход населённых пунктов. Стрелка спидометра совершенно незаметно ушла далеко за сотню, однако в салоне не наблюдалось ни малейшей вибрации. Встречный или попутный транспорт попадался крайне редко. Оживление началось лишь километров за 15 до Плесецка после поворота на Североонежск.

Объездная Плесецка оказалась закрыта, пришлось ехать через город. Здесь мы благополучно зевнули нужный нам поворот и едва было не укатили куда-то в сторону космодрома. Сомнения в правильности выбранного маршрута появились, когда мы неожиданно упёрлись в КПП со шлагбаумом. Однако не успели мы ещё ничего сообразить, как контролирующий проезд транспорта солдат-срочник, видимо на автомате, поднял шлагбаум, и мы поехали дальше. Тут до нас всё-таки дошло, что походу нам не сюда и, проехав пару сотен метров, мы развернулись назад к КПП. Подошедший к нам старший лейтенант на вопрос правильно ли едем в Онегу неопределённо махнул куда-то рукой. Переспрашивать не стали. Выехав с режимной территории мы припарковались на обочине, чтобы свериться с картой, и через приоткрытое окно было слышно как около КПП старлей в трёхэтажных цветистых выражениях пояснял проштрафившемуся срочнику необходимость особой бдительности при несении службы.

Со второго захода нужный поворот удалось идентифицировать и уже через полчаса мы свернули с трассы в сторону посёлка Савинский, откуда начинается грейдер в сторону города Онеги. На въезде в посёлок расположен крупный цементный завод, от чего вся округа покрыта серым слоем цементной пыли. Даже лица людей на этом фоне кажутся какими-то серыми. Крайне депрессивный пейзаж. Хочется побыстрее покинуть это место.

Первые километры грейдера оказались под стать посёлку: сплошная “стиральная доска” плюс обилие ям и колдобин. Однако по мере удаления от Савинского состояние грейдера постепенно улучшается. Дорога вьётся вдоль правого берега реки Онега, то приближаясь, то удаляясь от неё, периодически радуя глаз фотогеничными видами северной природы. До Белого моря немногим более 200 км, однако эта часть пути изобилует интереснейшими памятниками деревянного зодчества.





Вскоре на высоком холме противоположного берега появились очертания массивной 9-ти главой церкви и колокольни, словно парившие над округой. Это село Турчасово. В 16-17 вв. Турчасово было крупным торговым и административным центром, разбогатевшим на соляной торговле, и одно время имевшим даже городской статус. С тех пор многое изменилось, однако Турчасово до сих пор остаётся одним из самых больших сёл в нижнем течении Онеги.

Добраться в Турчасово проще всего с противоположного правого берега реки. На левом берегу круглогодичных дорог в обычном их понимании нет. В 80-х годах прошлого века существовал проект постройки моста, начались даже подготовительные работы. Всё закончилось с началом перестройки: проект вначале заморозили, а потом и вовсе свернули в связи с отсутствием финансирования. Так что для современных жителей Турчасова, как и для их предков 100 и 200 лет назад, самый простой способ связи с внешним миром – переправа через Онегу на лодке летом и по льду - зимой.

Готовясь к поездке, через третьи руки нам удалось раздобыть контакты человека из Турчасова, который согласился нам помочь с переправой. Так что, когда мы подъехали к реке, нас уже ждала лодка.

Когда-то в Турчасово находился классический вариант уже упоминавшегося мной тройника. Увы, шатровая Благовещенская церковь в 1964г. была уничтожена пожаром. До настоящего времени сохранилась кубовая девятиглавая Преображенская церковь (1786г) и колокольня (1793г).


Внутреннее пространство Преображенской церкви поражают воображение. Внутри она кажется гораздо больше, чем снаружи. Сохранился каркас огромного иконостаса, а также остатки “небес”.




Конечно, нынешнее состояние строений оставляет желать лучшего. По словам местных в последние годы Турчасово неоднократно посещали различные комиссии Минкульта и представители крупных добывающих компаний. Каждый раз такие посещения сопровождались обещаниями помощи в организации и финансировании реставрационных работ. Однако дело с мёртвой точки так и не сдвинулось. То, что этот памятник деревянного зодчества всё ещё возвышается над Онегой, целиком и полностью заслуга жителей села, по мере сил и возможностей поддерживающих его в жизнеспособном состоянии.


Закончив с осмотром Турчасова мы переправились назад через Онегу и поехали дальше в сторону одноименного города. Следующую остановку мы сделали в деревне Пияла, где также сохранились остатки тройника: колокольни (1700г.) и удивительно красивой шатровой Вознесенской церкви (1651г).



Церковь эта заслуживает внимание как минимум по двум причинам. Во-первых, это самый высокий (45 м) из сохранившихся в России деревянных храмов. Во-вторых, уникальной особенностью Вознесенской церкви является хорошо различимая резная надпись на карнизе, повествующая, что храм был возведён во времена государя Алексея Михайловича.



“Слова эти переводят мысль в область историческую: вспоминается эпоха, “тишайший” царь, патриарх Никон, огненный Аввакум – всё это почти легендарно, бесконечно далеко от нас, и вот эта церковь, что рядом с нами, - она делает это далёкое явным, потому что сама существует в яви и в, казалось бы, бренном, непрочном материале своём пережила здесь, в глуши, три века русской истории и по-прежнему стоит перед нами, людьми второй половины XX века, стоит как и встарь – стройно, ни в чём не отклонившись от вертикальной оси.” (Г.П.Гунн,”Каргополье-Онега”).

Прогулявшись вокруг церкви и колокольни мы заметили на старом тёсе, которым обшиты срубы, другие резные надписи, гораздо более поздние по исполнению, но также имеющие теперь историческую ценность и пронизанные не меньшим трагизмом.





Невольно задумываешься: что стало с авторами этих посланий из прошлого, какова их судьба? Нет ответа на эти вопросы, только шелестит на ветру пожухлая к концу короткого северного лета трава, да со стороны реки доносится удаляющийся рокот рыбацкой моторки.

Немного отклонившись в сторону от главной дороги, заглянули в деревню Поле, живописно расположенную на склоне холма среди бескрайних поонежских лесов. Жилые дома расположены в низине,


а над ними на вершине холма возвышается Богоявленская церковь (1853г). Закрытый в советские годы храм сейчас понемногу восстанавливается силами местных энтузиастов.




Недалеко от церкви проглядывает сквозь ветки деревьев силуэт заброшенной помещечьей усадьбы.



Даже по отдельным элементам фасада и декору полуразрушенной садовой беседки можно судить о том, с каким утончённым изяществом тут всё было устроено.


Сейчас внутри здания пустота, дверные и оконные проёмы заколочены, но стены и перекрытия ещё вполне жизнеспособны. Жаль, что перспектива возрождения усадьбы в такой глуши представляются, мягко говоря, туманной. Такой же туманной осталась для нас и её история: какую-либо информацию о самой усадьбе, либо её бывших владельцах нам найти не удалось.

В Сырье осмотрели заброшенную Никольскую церковь (1867г), стоящую на месте некогда существовавшего здесь Кирилло-Сырьинского Успенского монастыря.



В сравнении с другими виденными нами за этот день храмами, Никольская церковь не производит особого впечатления, однако с её вполне ещё крепкой колокольни открывается захватывающая панорама окрестностей.





Минуя село Верховье, остановились сфотографировать Смоленскую часовню.




Ещё совсем недавно это село было знаменито благодаря находившемуся здесь Верхнемудьюжскому погосту – едва ли не единственному сохранившемуся в первозданном виде классическому онежскому “тройнику”. Над его возрождением с 1989 по 1995 год работал московский реставрационный отряд, объединивший неравнодушных людей разных специальностей, приезжавших работать в Верховье в собственный отпуск ради сохранения уникального исторического наследия Русского Севера. За это время удалось закончить полный комплекс реставрационных работ на 2-х из 3-х строений погоста. А летом 1997г его не стало… Цитата с сайта towns.ru: “От банально незатушенной сигареты, упавшей на высушенный щелястый пол Входоиерусалимской церкви вечером 10 августа, и вспыхнул факел. Это лишь одна из версий. Самая гуманная. Виновников и причин пожара не нашли. Особо и не искали. Лето было сухим, ветер - сильным. Ближайшая пожарная часть находится в 70-ти километрах в городе Онеге. Телефон не работал. Все исчезло за два часа.”

Похоже, что с утратой погоста Верховье потеряло не только уникальный архитектурный памятник, но и часть своей энергетики. По крайней мере такого количества брошенных домов мы не видели больше ни в одной другой деревне Поонежья.


Последним пунктом программы этого дня было посещение девятиглавой Владимирской церкви (1757г) на Жеребцовой горе, являющейся одним из лучших образцов местной школы деревянного зодчества. Как и Турчасово находится церковь на левом берегу Онеги, однако на сей раз договорённостей о лодке у нас не было, ехали наудачу. У берега действительно было пришвартовано несколько плавстредств, но, к сожалению, ни одной живой души вокруг. Пришлось довольствоваться фото с противоположного берега.


Постепенно начало смеркаться и мы поспешили в сторону города Онеги, до которого оставалось около 15 км.

На ночь разместились в гостевом доме “Алёнушка”: несколько деревянных двухэтажных коттеджей; в номере есть кухня и санузел с душем и горячей водой. Всё аккуратно, чисто и за разумные деньги. Что ещё нужно автотуристу после насыщенного впечатлениями дня?

С утра сделали короткую вылазку в центр города. Смотреть в современной Онеге практически нечего: город сер и уныл. Внимание привлёк разве что необычный монумент “В память красных борцов за освобождение севера”. Находится памятник в изрядно запущенном городском сквере. Так что можно пройти рядом и не заметить. Однако, судя по цветам у подножия, в Онеге о нём помнят.



В целях соблюдения протокола зафотали центральный приходской храм города – Собор Троицы Живоначальной.



Однако пора уже было поспешать на морской вокзал, где готовился к отплытию катер на Кий-остров. Из Онеги на остров и обратно катер совершает один рейс в день. Стоянка на острове 2 часа, так что у не располагающих избытком времени туристов (типа нас), была возможность провести экспресс-осмотр достопримечательностей Кий-острова и тем же днём вернуться назад. Расписание рейса сильно зависит от графика приливов/отливов и требует предварительного уточнения (мы делали это через хозяйку нашего гостевого дома).



Когда мы прибыли на пристань катер был уже практически заполнен пассажирами: экскурсантами, постояльцами дома отдыха “Кийский”, обслуживающим персоналом. Сюда же загрузили продукты питания для столовой. Интересно, что оплата за проезд взимается не на катере, а в конторе дома отдыха по прибытии на остров.

От города Онеги до Кий-острова ходу чуть более часа. Виды портовых сооружений и складских терминалов вдоль берега реки быстро сменяются суровой панорамой холодного Белого моря.



Вскоре на горизонте появляется тёмная точка. Всё увеличиваясь в размерах, она превращается в живописное скопление зелёной растительности посреди бескрайних водных просторов.



Кий-остров невелик в размерах: длина – около 2-х км, ширина не превышает 0,8 км. Пары часов нам вполне хватило, чтобы неспешно обойти его целиком.



Ещё на походе к острову нельзя не заметить внушительный купол белокаменного собора, возвышающегося над зелёной массой деревьев. Это Крестовоздвиженский собор (1661г), входящий в комплекс строений Онежского Крёстного монастыря. Руководящая и направляющая роль в возведении на острове монастыря принадлежит патриарху Никону. По легенде, ещё будучи соловецким монахом, Никон на лодке попал в бурю в районе устья Онеги и чудом спасся, сумев причалить к Кий-острову. Подлинность этой истории установить невозможно, но то, что Никон приложил немало сил для создания монастыря, в том числе, лично курировал возведение каменных монастырских строений – исторический факт.



Большинство возведённых при Никоне зданий сохранились по настоящее время: церковь Рождества Богородицы, надкладезная церковь, трапезная.





Однако главной доминантой монастырского комплекса, да и всего острова, является Крестовоздвиженский собор.



Сложенный из тёсаного камня и огромных гранитных глыб храм выглядит мощно и тяжеловесно, полностью гармонируя со своим природным окружением.



Природа – это вторая визитная карточка Кий-острова. Наиболее красива она в северной нежилой его части. Безумное нагромождение покрытых мхом скал, поросших сосновым лесом, сквозь который просвечивает водная гладь Белого моря. Такая картина не может оставить равнодушным.








На острове также присутствует вполне мирское заведение – уже упоминавшийся мной дом отдыха “Кийский”. Представляет собой несколько деревянных корпусов совкового типа, раскиданных в южной и центральной части острова. Несмотря на это дом отдыха пользуется большой популярностью: места надо заказывать заранее. Что и не удивительно. Лучшего места для спокойного уединённого отдыха в красивейшем окружении неповторимой северной природы сложно и пожелать.

Кий-остров без всяких оговорок произвёл на нас самое благоприятное впечатление. Специально ехать сюда, к примеру, из Москвы, наверное, нет смысла, но, если случится оказаться поблизости, то посетить непременно стоит.

Сойдя на причал морского вокзала в Онеге, все пассажиры катера с Кий-острова бодро заспешили в сторону автостоянки, где останавливается маршрутка на Архангельск. Мы же остались на пристани одни в ожидании другого катера, на котором нам предстояло переправиться на противоположный берег Онеги и продолжить путешествие, уже по суше, до Ворзогор – старинного поморского села на берегу Белого моря. Вскоре к причалу начал подтягиваться народ. В отличие от празднично одетой публики с Кий-острова пассажирами этого рейса был в основном рабочий люд: жители левобережных деревень возвращались домой с работы.

От причала в Легашевской, населённого пункта формально являющегося левобережным районом города Онеги, до Ворзогор 23 км по грейдеру. Вначале была мысль скатать туда на своём авто, переправившись через реку на пароме. Однако его график движения так и остался для нас загадкой. Поэтому было решено под конец поездки не искать лишних приключений и воспользоваться услугами наёмного транспорта, который удалось организовать опять же с помощью хозяйки “Алёнушки”. На противоположном берегу нас уже ждал мужик на УАЗе, готовый за 1500р с носа отвезти нас в Ворзогоры, а потом доставить назад. Надо сказать, что это было правильное решение и не только по причине непоняток с паромом. Однако, обо всём по порядку.

Грейдер до Ворзогор оказался вполне проезжабельным. Некоторый дискомфорт доставляют разве что местные шумахеры, курсирующие от причала до рабочего посёлка Поньга. Основный вид автомобильного транспорта на левобережье… нет, не УАЗы, а напрочь убитые пятёрки, шестёрки и даже копейки с мятыми боками, оторванными бамперами и гремящей подвеской. Создаётся ощущение, что весь автохлам Поморья со временем перекочёвывает сюда. Показательно, что 9 из 10 встреченных машин были без гос.номеров, а половина их владельцев, по словам нашего шофёра, и без водительских удостоверений. А зачем здесь всё это, ведь ГИБДД в этих краях явление совершенно нереальное. Каждый раз, когда очередной такой гремящий болид с рёвом пролетал мимо со скоростью под сотню, я невольно утверждался в правильности решения оставить нашу машину на другом берегу.

Ворзогоры известно ещё с середины 16в. как поморское рыбацкое село.



Сейчас поселение переживает не лучшие времена. По данным всезнающей Википедии на начало 20в местное население составляло тысячу с лишним человек, сейчас же – чуть больше сотни. Однако по ощущениям на месте даже такое количество представляется несколько завышенным.

А место здесь очень красивое: село расположено на возвышенности, с одной стороны, отвесно обрывающейся к Белому морю,


с другой стороны, упирающейся в бескрайние северные болота.


Однако главный интерес представляет сохранившийся здесь “тройник”: Никольская (1636г) и Введенская (1793) церкви и колокольня.



Сейчас, стараниями поморских меценатов, этот памятник деревянного зодчества постепенно приводится в порядок. Совсем недавно закончилось восстановление куполов Никольской церкви.



Скоро очередь дойдёт до Введенской церкви, где ещё совсем недавно располагался деревенский клуб.



На высоком морском берегу установлен поклонный крест.




Недалеко от Ворзогор находятся деревни Нименьга и Абрамовская, где также сохранились фрагменты северных “тройников”. Увы, но на авто туда можно попасть только с наступлением морозов по зимнику – мост через речку Нименьга несколько лет назад был смыт и не восстановлен до сих пор. Что ж, может быть желание воочию увидеть те места когда-нибудь снова приведёт нас сюда. Хочется в это верить.

Следующим утром мы покинули Онегу, транзитом через Северодвинск и Архангельск, взяв курс на Москву.

Пока заправляли машину на АЗС при выезде из города имели возможность понаблюдать за колоритными представителями местного автопарка.


Первые 30 км трасса Онега-Северодвинск радует хорошим асфальтом и красивыми приморскими пейзажами.



Затем дорога углубляется в лес, превращаясь в грейдер переменного качества, который тянется на 100 с лишним км до самого Северодвинска.



От города строителей субмарин до областного центра – нудное движение в плотном потоке со скоростью не выше 60 км/ч. Наконец, добравшись до Архангельска, мы вышли на финишную прямую до Москвы.



В заключение не могу не сказать несколько добрых слов про М8. Процесс улучшения идёт здесь впечатляющими темпами. В Архангельской области практически всю трассу уже закатали в идеально ровный асфальт. Печально известные “танкодромы” Виноградовского и Шенкурского районов, хочется надеяться, ушли в прошлое. В конце августа доделывали некоторые участки в районе Вельска, в т.ч. новую объездную. В Вологодской области ремонтируемых участков несколько больше, однако и здесь работы близятся к завершению. Так что если дорожники не подкачают с качеством (весной увидим), через год-два М8 может стать одной из лучших федеральных трасс в России.

Предварительно мы планировали сделать ночёвку в Вельске, однако по вышеописанной причине оказались там уже в 16 часов, гораздо раньше намеченного времени. Поэтому, перекусив в местном кафе, решили ехать дальше. Ехалось, надо сказать, вполне неплохо. В 2 часа ночи мы пересекли МКАД.

Выбрать:

Можно разместить этот отчет в социальных сетях. Таким образом Вы помогаете популяризации сайта.

Яндекс.Метрика
По вопросам сотрудничества и размещения рекламы пишите plo@autotravel.ru