Россия: города, достопримечательности
Автопутешествия: зарубежные страны

Откуда: Москва Когда: 03/2014

По маршруту: Каргополь, Пудож, Повенец, Медвежьегорск, Петрозаводск, Вытегра

Рейтинг отчета: 0

Автор:

Эта поездка задумывалась как логическое продолжение нашего летнего путешествия, описанного тут:
http://autotravel.ru/v_report.php/1599

На сей раз мы планировали добравшись до Онеги пройти по зимнику вдоль Белого моря, заехать в Карелию в районе Сегежи и, далее, двигаясь на юг, обогнув Онежское озеро вдоль западного побережья, вернуться домой.

Где-то с середины января начали мониторить ситуацию с зимником. Информация была обнадёживающая: зимник работает, расчищен и вполне проходим даже для паркетников. Предварительно выезд наметили на первую половину февраля. Однако, вначале не отпускала работа, а потом случилось и вовсе невероятное: +3 и дождь со снегом в февральской Онеге. Так как зимник частично проходит по льду моря, болотам и пересекает пару рек, то, в целях безопасности, он был закрыт. Лишь на первую неделю марта прогноз погоды выдал наконец утешительные -10 и мы, решив, что откладывать выезд дальше бессмысленно, решили стартовать.

Рано утром 1 марта мы выехали на М8 и двинули на север. Лёгкий морозец, солнечная погода и абсолютно сухая дорога вполне способствовали прекрасному настроению и усиливали эмоции от ожидания предстоящего путешествия.



Без приключений добрались до Вологды. Здесь, на въезде в город, мы попали во внушительную пробку. К сожалению, бум строительства гигантских торговых центров дошёл и сюда. Местное руководство приняло исключительно “мудрое” решение, разместив их всех в одном месте вдоль федеральной трассы на Москву. В результате поток транзитного транспорта пересекается тут со спешащими за покупками вологжанами и в часы пик трафик натурально блокируется. Потеряв на этом сравнительно коротком участке минут 40, мы, наконец, выехали на объездную дорогу.

В планах на этот день значилась ночёвка в Каргополе, куда мы намеревались попасть самым коротким и при этом самым проблемным путём: через Прокшино-Солзу.

Свернув с объездной по указателю на Вытегру мы двинулись на северо-запад по узкой и местами ощутимо побитой Р-5. Если под Вологдой (как и в Московской области) уже вовсю пахло весной и снег лежал лишь фрагментарно, то чем дальше мы продвигались на север, тем больше возвращались в зиму. Вдоль обочин появились сугробы, которые постепенно стали наступать на проезжую часть. А где-то на уровне отворотки на Липин Бор асфальт и вовсе скрылся под слоем накатанного снега и льда.

Для разминки конечностей и небольшого отдыха заскочили в деревеньку Тихий Дор, осмотрев заодно деревянную церковь Николая Чудотворца (1767г.). Храм не действующий, присутствуют следы давнишней консервации.



Наконец, на трассе показался указатель на Солзу.



Отсюда начинается участок так и недостроенной трассы на Каргополь.



Асфальтированная дорога с отбойниками и дорожными знаками через несколько километров заканчивается тупиком, а дальше через лес ведёт старая извилистая грунтовка.



Если набрать в поисковике словосочетание “Прокшино-Солза”, то всемирная паутина выдаст на гора немало рассказов и видеороликов о героическом штурме этого участка суровыми джиперами и просто любителями поискать приключения на пятую точку. Так как ехали здесь первый раз, то, признаться, испытывали некоторое беспокойство относительно перспектив проезда таким маршрутом. Но наши опасения оказались напрасны. Похоже, что все упомянутые страшилки относятся к межсезонью, когда тут действительно могут быть нюансы. Зимой же дорога проходима практически на любом виде транспорта.

Единственное проблемное место, которое встретилось на нашем пути – ручейная промоина.



Однако и она легко преодолевается по заботливо положенным в оптимальном месте проезда доскам.



От Солзы до Каргополя идёт широкий, но местами весьма тряский грейдер. Сдуваться было лениво, поэтому последние пару десятков километров ехали крайне небыстро.



До Каргополя добрались, когда уже совсем стемнело.Предстояло решить вопрос с ночёвкой. Заранее мы ничего не бронировали, понадеявшись на низкий сезон. Однако в одноимённой с городом гостинице нас ждал облом: отель оказался полностью занят невесть откуда взявшейся тургруппой. Хорошо хоть в ресторане было свободно. Плотно поужинав под очередные мантры 1-го канала о непричастности ВС РФ к крымским событиям :), мы двинули в сторону Каргополочки. Здесь тоже наблюдался движняк: в кафе при гостинице на полную катушку отжигала свадьба. Впрочем, иных вариантов размещения у нас всё равно не было. Завернувшись с головой в одеяла мы завалились спать.

На следующий день у нас в планах значился перегон до Онеги. Однако утро началось с неприятного сюрприза: у Шевика перестал включаться полный привод. Внешний визуальный осмотр результатов не дал. Покатались немного по ближайшим улицам, периодически переключая ручку управления режимами трансмиссии. Всё тщетно. Стало очевидным, что решить возникшую проблему в полевых условиях вряд ли получится.

Сделали звонок контактному лицу в Онеге, чтобы уточнить вести с полей. Информация не обнадёжила: зимник работает, но при этом сильно разбит по причине случившейся неделей ранее оттепели, во многих местах глубокая колейность. Осознание новой реальности далось не просто, ведь эта часть маршрута была основной фишкой нашего путешествия. В результате бурной дискуссии мы в конце концов пришли к консенсусу, что при таких раскладах соваться на зимник на заднем приводе – занятие совершенно бесперспективное. Но и возвращаться назад в Москву совсем не вариант. Не для этого мы отмахали днём ранее почти тысячу км. Погрузились в изучение карты. После некоторого раздумья решили продолжить движение в сторону Онежского озера, но подъехать к нему не с севера, а с юга – через Пудож. А далее, обогнув озеро вокруг, осмотреть то, что мы изначально планировали на вторую часть нашего маршрута.

Сказано – сделано! Через 15 мин.мы уже катились по пустынной дороге в сторону Пудожа. Зимний вариант трассы Каргополь-Пудож – это 160 км сплошного льда.



Поначалу ехать на заднем приводе по такому покрытию было весьма некомфортно. Но постепенно приспособились и далее двигались вполне динамично, так что через 2 часа благополучно достигли Пудожа.

Ехали почти без остановок. Тормознули лишь в Гавриловской (Лядинах). Ещё год назад здесь находился прекрасно сохранившийся тройник – два деревянных храма и колокольня. Вот так он выглядел несколько лет назад, когда мы впервые оказались в этих краях.




А вот, что мы увидели сейчас.




Случилось это 5 мая 2013г. Удар молнии, лопнувший громоотвод, пожарная машина, прибывшая лишь через 40 минут после вызова и, как выяснилось, не оборудованная для тушения огня на высоте… Впрочем, всё как всегда. Шатровая Покровско-Власьевская церковь и колокольня сгорели дотла. Отстоять удалось лишь Богоявленскую церковь.

К сожалению, трагедия Лядинского погоста не получила широкого общественного резонанса, поэтому нужных оргвыводов из случившегося скорее всего не последуют. А следовательно, подобное и далее может произойти с любым из сохранившихся деревянных объектов нашего культурного наследия, которых и так осталось совсем немного.

Из Пудожа мы двинулись на север, вдоль восточного берега Онежского озера, по направлению на Медвежьегорск. За полтора года, прошедших с момента нашей предыдущей поездки по этим местам, тут почти ничего не изменилось. Участки идеально ровного асфальта чередуются с откровенно убитыми. При этом трафик достаточно интенсивный, в основном за счёт машин с мурманскими регистрационными знаками.

За разговорами незаметно добрались до посёлка Повенец. Основной достопримечательностью здесь, безусловно, является известный своей мрачной славой Беломорско-Балтийский канал. Попытка заснять шлюз канала с моста была пресечена злостным охранником из будки. Спорить не стали, тем более, что пройдя метров 50 вдоль канала можно заснять шлюз в ничуть не худшем ракурсе.




Тут же на пригорке расположена деревянная церковь Святителя Николая, воздвигнутая в 2004г.в память о строителях Беломорканала. Новодел, конечно, но выглядит симпатично.




От Повенца уже рукой подать до Медвежьегорска, или Медгоры, как называют его местные. Но по дороге решили свернуть по указателю Сандармох. Здесь в лесном урочище, на удалении с километр от автодороги, находится одно из самых больших на Северо-Западе захоронений жертв репрессий, главным образом, заключённых с Беломорканала и соловецких лагерей.

Лесная дорога к кладбищу оказалась абсолютно не чищенной. На нашу удачу незадолго до нашего появления здесь уже проезжал какой-то внедорожник. Используя его колею мы, с грехом пополам, добрались до конечной точки.

У входа на мемориал стоит памятный камень.




Дальше – ещё один.




А за ним в лесу – таблички с фамилиями и фотографиями: на крестах, на деревьях, просто на земле, присыпанные снегом.



И полнейшая гнетущая тишина вокруг. Не смотря на то, что дорога рядом, оттуда не доносится ни звука. Кроме нас поблизости не было ни души, но не покидало ощущение, что со всех сторон на тебя с немым укором смотрят десятки глаз. “Тяжёлое” место. И очень печальное. Но посетить Сандармох обязательно стоит, чтобы знать, помнить и никогда не допустить подобного впредь.

До Медгоры ехали молча, каждый погруженный в свои мысли. Возможно под впечатлением от Сандармоха, какого-то позитивного отклика в душе город абсолютно не вызвал. В центре, в основном, типовые пятиэтажки, разбавленные частным сектором. Много деревянных двухэтажных бараков, вероятно, сохранившихся ещё со времён Белбалтлага. Как в них сейчас живут люди – решительно непонятно. На центральной площади возвышается непропорционально громадное мрачное здание бывшего Управления Беломорканала НКВД СССР. Текущее его назначение достоверно выяснить не удалось.




Совсем рядом по соседству располагается учреждение УФСИН. Впрочем, смотрится оно тут вполне органично и абсолютно интегрировано в городской ландшафт.




Но основная цель нашего визита в Медвежьегорск состояла вовсе не в осмотре вышеописанных “красот”. Наш путь лежал на южную окраину города, где сразу за строениями брошенной воинской части, разгромленными так, как будто тут неделю шли активные боевые действия с применением тяжёлой артиллерии, возвышается основная природная доминанта окружающей местности - гора Лысуха. Здесь сохранились остатки финских оборонительных укреплений времён Великой Отечественной войны.




За послевоенное время гора поросла лесом, однако найти укрепления оказалось несложно: к ним ведёт хорошо накатанная лесная дорожка. Даже сейчас это вырубленное в скале военно-инженерное сооружение поражает масштабами и основательностью: многоярусные огневые точки, огромные помещения для боеприпасов и личного состава. На одном из специализированных по военной тематике сайтов вычитали, что все помещения медвежьегорского укрепрайона были снабжены вентиляцией, водопроводом и даже центральным отоплением!




К сожалению, в настоящее время укрепления полностью заброшены и никак не используются. А жаль, ведь этот объект при относительно небольших вложениях, вполне мог бы аккумулировать стабильный туристический поток.

Тем временем в лесу начало уже ощутимо темнеть и мы решили завязывать с осмотром и позаботиться о ночлеге. Закупившись в местном продуктовом зачётнейшей (как потом оказалось) брусничной настойкой мы отправились в эко-отель “Большая медведица”, о котором читали немало хвалебных отзывов. Для этого пришлось вернуться на 20 с лишним км назад в сторону Повенца, но это реально того стоило: прекрасное расположение в сосновом бору прямо на берегу Онежского озера, размещение в деревянных коттеджах за вполне умеренную цену (2500р за 2-х местный номер), вежливый и предупредительный персонал. Словом, всё супер! Ещё бы доступ к WiFi сделали, но это уже капризы избалованных москвичей :)



По причине буднего дня постояльцев практически не было: кроме нас лишь одна семейная пара из Питера. Вкусно отужинав в отельной едальне и запараллелив этот процесс дегустацией прикупленного в Медгоре напитка мы весьма довольные отправились спать.

Следующий день у нас был бонусным, за счёт сокращения протяжённости маршрута. Его решено было посвятить поездке в Заонежье.
С утра была прекрасная солнечная погода. Для начала прошвырнулись по берегу озера, наблюдая за восходом солнца над зимней Онегой.




Лёгкий морозец, чистейший воздух, тишина – что ещё нужно измождённому жителю мегаполиса?! Всё вокруг располагало к спокойному безмятежному отдыху. После завтрака и вовсе впору было вернуться в коттедж и притопить там на массу ещё пару часиков. С трудом преодолев в себе это желание вяло загрузились в наш пепелац и двинулись в сторону Медвежьегорска.

Географически, Заонежье представляет из себя полуостров с кучей мелких островов, огромным выступом вдающийся с севера в Онежское озеро. Покрытое лесами и изрезанное большими и малыми заливами и озёрами Заонежье – это Мекка для рыбаков и охотников.




Однако не менее значимо и культурно-историческое значение полуострова. “Места эти близки Кижским островам своим пейзажем, обликом старинных деревень, характером архитектурных сооружений. Правда, здесь ни разу не встретишь столь монументального и эффектного ансамбля, как кижский. Но памятники Заонежья многочисленнее, разнообразнее. Если в Кижах мы видим местную художественную культуру в сгустке, в её самом ярком проявлении, то в Заонежье она как бы рассеяна, разлита по множеству селений.” (Э.С.Смирнова, “По берегам Онежского озера”). Точнее не скажешь.

Конечно, оптимальным временем года для посещения Заонежья является лето. Многие памятники деревянного зодчества находятся в стороне от автодороги, кольцом охватывающей полуостров. Зимой добраться до них можно только либо на снегоходе, либо на лыжах. Ни того ни другого у нас не было. Отчаянная попытка пробиться до одного из таких объектов по колее от УАЗа едва не закончилась фатально. К счастью далеко забуриться мы не успели. После получасовой активной работы лопатами с использованием подручного материала от удачно оказавшегося по соседству заброшенного сарая мы смогли самостоятельно выбраться назад на трассу.

Без полного привода мы были не бойцы. Далее с бездорожьем решили не экспериментировать. Впрочем, и то, что удалось увидеть для одного дня было более чем достаточно. Причём абсолютно все осмотренные объекты до сих пор используются по изначальному предназначению.

Лахново. Жилой дом.




Надмозеро. Безымянная часовня.




Поля. Церковь Илии Пророка (18-нач.19вв).




Останки деревенского автосервиса.




Фомина. Часовня (19в).




Усть-Яндома. Жилой дом.




По дороге на Вёгоруксы.




Вёгоруксы. Никольская церковь (конец 17- нач.18вв).




Сохранившийся фрагмент иконостаса.




Первое упоминание деревни Вёгоруксы относится к 15в. Это одно из древнейших сёл Заонежья. Увы, сейчас деревня переживает не лучшие времена.




Вид с колокольни на залив Большое Онего.




Космозеро. Успенская церковь (1720г.)




Космозеро. Типичные образцы жилой застройки.




Часовня Космы и Дамиана (современная версия часовни 17в). Новодел, но на фоне озера выглядит очень живописно.




В первой половине отчёта мы упоминали о сильном гололёде на трассе Каргополь-Пудож. Но это оказалось цветочками по сравнению с дорогой, по которой мы возвращались назад в Медвежьегорск. Под лучами яркого утреннего солнца укатанный до блеска снег начал подтаивать. Местами образовались небольшие лужицы и ручейки. Однако к середине дня погода кардинально поменялась: солнце скрылось за тучами, с Онеги подул пронизывающий холодный ветер. Проталины моментально замерзли, образовав на незнающих, что такое антигололёдная обработка дорогах форменный каток.

Это была реальная жесть! Даже при наличии шипов тяжёлый рамный внедорожник на заднем приводе чувствовал себя в таких условиях как корова на льду. Любое неаккуратное движение рулём или газом таило в себе малоприятные последствия.

В какой-то момент при прохождении очередного изгиба дороги секундная потеря концентрации обернулась потерей контроля над автомобилем. От больших неприятностей нас спас снежный бруствер, на счастье оказавшийся на траектории заноса. Срикошетив от сугроба машина по инерции развернулась на 90 градусов и замерла на середине дороги. Обошлось без потерь за исключением некоторого количества нервных клеток.

Когда мы, наконец, добрались до Медгоры было уже совсем темно. Вопрос о месте ночёвки даже не стоял: не смотря на усталость от насыщенного впечатлениями и эмоциями дня, без тени сомнения снова поехали в “Большую медведицу”, где по нашему предварительному заказу нам на ужин уже готовили запеченную щуку :)

Лёгкий снежок, начавшийся вечером, ночью перешёл в конкретный снегопад. Утром обнаружили себя словно в снежной сказке.





Однако для восторгов времени особо не было. Откапав авто распрощались с гостеприимным эко-отелем и двинули в сторону трассы М-18 “Кола”.




Автодорога Санкт-Петербург – Мурманск встретила нас активным трафиком, от которого мы уже слегка отвыкли, и несколькими живописными видами, которые мы тут же поспешили запротоколировать.






Естественно, не смогли проехать мимо указателя на заповедник Кивач. К нашему удивлению мы оказались тут единственными посетителями.




О красоте этого места сказано и написано немало, повторяться не будем. Можно лишь добавить, что неожиданная эксклюзивность осмотра позволила нам в спокойной обстановке в полной мере насладиться прекрасными видами, вслушаться в шум бурлящего потока и не спеша найти оптимальную точку для съёмки, не опасаясь в последний момент увидеть в объективе чью-то голову.






Дальнейший наш маршрут был вполне стандартен, поэтому, опуская подробности, просто перечислим то, удалось осмотреть за этот день.

Кондопога. Успенская церковь (1774г).




Иконостас и фрагмент “неба”.




Кондопога. Типовая застройка центра города.




Марциальные воды. Церковь Апостола Петра (1721г) – единственное здание, сохранившееся от строений первого российского водолечебного курорта, учреждённого Петром I. Говорят, что авторство проекта церкви также принадлежит русскому императору.




Иконостас, пережив революцию и Вторую мировую, дошёл до наших дней почти без изменений.




А это уже мегакреатив современной архитектурной мысли - павильоны, возведённые над источниками железистых вод.




Петрозаводск. Драмтеатр и памятник Кирову.




Памятник основателю города Петру I считается одним из самых удачных из ныне установленных монументов этому императору. В настоящее время скромно квартирует у речного вокзала. А когда-то был установлен на Круглой площади в центре города. Теперь на этом месте, само собой, памятник В.И.Ленину.




Онежская набережная.



При попытке покинуть Петрозаводск навигатор неожиданно стал жёстко глючить, продлив наше пребывание в городе более чем на час и позволив детально изучить “красоты” пригородной промзоны. Когда, наконец, мы выехали на нужное нам шоссе до Вознесенья, стрелки часов бесстрастно свидетельствовали о неминуемом приближении сумерек. Пришлось срочно секвестировать дальнейший маршрут, удалив из него поездку к Яшезерской пустыни и оставив для осмотра только расположенные около трассы объекты.

Вепсский этнографический музей в Шелтозеро.



Посёлок является местом компактного проживания вепсов – древнего малого финно-угорского народа. Где-то читали, что в Шелтозеро даже вещает FM-радиостанция на национальном языке. Впрочем, сканирование радиоэфира с помощью бортовой аудиосистемы желаемого результата по обнаружению таковой не принесло.

Незаметно перебрались в Ленинградскую область. И здесь сразу же один за другим, в Гимреке и Щелейках, расположены два интереснейших объекта деревянного зодчества Русского Севера.

Гимрека. Рождественская церковь (1695г) и колокольня. Несмотря на почтенный возраст, пребывает во вполне приличном состоянии.



Особо нужно отметить неплохо сохранившуюся рубленую ограду погоста с двускатной кровлей, а также оригинальное крыльцо трапезной.




Когда мы прибыли Щелейки стало уже совсем темно. Вообще-то в планах у нас конечным пунктом на этот день значилась Вытегра. Но усталость брала своё. От осознания того, что до Вытегры ещё свыше 100км по ночной дороге + паром, становилось совсем грустно. Кроме того, в темноте невозможно было осмотреть главную местную достопримечательность – церковь Дмитрия Мироточивого (1783г). Само собой родилось предложение поискать варианты ночёвки в здесь же, в Щелейках.

Внимание наше привлёк стоящий на окраине деревни дом, размерами существенно превышающий окружающие. Интуиция не подвела – по дороге обнаружилась табличка, извещающая, что мы приближаемся к гостевому дому отдыха рыбака.




За 500р с носа разместились в комнате на 6 спальных мест. Удобства – в коридоре. Часть помещений уже обустроена и используется по заявленному назначению, в другой части - продолжаются строительные работы. В комнате нашей тоже ещё попахивало отделочными материалами, поэтому поначалу присутствовало полное ощущение ночёвки на стройплощадке, что, впрочем, не помешало здоровому полноценному сну.

С утра прогулялись вокруг церкви.




У проживающего рядом смотрителя удалось получить ключ. Внутри храма ничего примечательного не сохранилось, но есть возможность подняться на колокольню, откуда все Щелейки видны как на ладони.




От Щелеек до парома на Вознесенье немногим более 10км. Каждый час паром совершает рейс туда-обратно.




Точного расписания у нас не было, ехали наудачу. По дороге навстречу попалась вереница машин, явно прибывших с той стороны Свири. Поднажали на газ насколько позволяла дорога и буквально влетели под опускающийся шлагбаум на готовый отчалить паром.






Это был неожиданно удачный расклад. Сэкономленный час времени решили использовать с пользой и, прежде чем взять курс на Москву, заскочить в деревню Родионово (Юксовичи), где расположен один из древнейших на Северо-Западе памятников деревянного зодчества – Георгиевская церковь (1493г).



Справедливости ради нужно сказать, что за свою долгую историю церковь неоднократно перестраивалась, и от первоначальной постройки сохранилась только часть древнего сруба, находящаяся внутри более поздних пристроек. Сейчас церковь находится в ведении скита Александра Свирского мужского монастыря, квартирующего в деревне.
Туда мы и отправились за ключом.

На звонок долго никто не выходил. Когда мы уже собрались было уходить из дома появился некий мутный чел неопределённого возраста и рода занятий. На вопрос о ключе он сходу заявил, что помочь ничем не может, так как ключ у батюшки, а батюшка уехал на службу в Вознесенье и будет не ранее, чем через 2-3 часа, а может и поболее. Всё это сильно смахивало на дежурную отмазку, но, в любом случае, выбора у нас не было. Задерживаться в деревне в наши планы никак не входило.

Запечатлев напоследок заснеженную гладь Юксовского озера, мы вернулись на трассу и повернули в сторону Вытегру.




Началась Вологодская область. Дорога, огибая южную оконечность Онежского озера, проходит через старинное село Ошта. Бывший Оштинский район – единственное место на Вологодчине, затронутое боевыми действиями времён Великой Отечественной. Именно здесь осенью 41-го финские войска, форсировав Свирь, пытались прорваться к Тихвину, замкнув, таким образом, второе кольцо окружения вокруг Ленинграда. Бои на этом участке фронта, известном как Оштинский рубеж, не прекращались до лета 44-го, когда Красная Армия, наконец, перешла в решительное наступление. Нужно ли говорить, что прифронтовая полоса на несколько километров вглубь представляла собой выжженную землю. Сейчас о тех трагических событиях напоминают лишь памятники и монументы , периодически возникающие по сторонам дороги.







В Вытегре сделали короткую остановку на перекур. Впереди был финальный марш-бросок до Москвы.

Наше путешествие заканчивалось вместе со стремительно отступавшей зимой. Выехав из ещё заснеженной Вытегры через 3 часа мы добрались до абсолютно весенней Вологды. В городе, “где резной полисад”, уже не было ни одной снежинки.

Выбрать:

Можно разместить этот отчет в социальных сетях. Таким образом Вы помогаете популяризации сайта.

Яндекс.Метрика
По вопросам сотрудничества и размещения рекламы пишите plo@autotravel.ru