Россия: города, достопримечательности
Автопутешествия: зарубежные страны

Откуда: Власово Когда: 8/2006

По маршруту: Тверь, Раек, Митино, Василево, Торжок, Грузины, Берново, Малинники, Красно, Маслово, Старица

Рейтинг отчета: 0

Автор:

Проехали по маршруту: Власово – Талдом – Кимры – Тверь – Раёк – Митино – Прутня – Василёво –Торжок – Грузины – Глухово – Берново – Малинники – Красное – Маслово – Старица – Конаково – Дубна (паром) –Талдом – Власово. (613 км 300 м, время в пути – 9 час. утра 9.08.06 – 3 часа ночи 10.08.06).
http://wm.home23.pp.ru/mom/gallery/
Выбирая маршрут, пересмотрели гору литературы по Тверскому Верхневолжью и убедились, что эти края связаны с именами многих деятелей литературы и искусства. Прежде всего нас интересовали пушкинские места Тверской области, а вот «Путеводитель 1912 года от Москвы до Петербурга» обратил наше внимание на то, что «… на пути от Твери до Валдая осмотра заслуживают два имения: Василево и Раек», связанные с именем гениального русского архитектора Н.А. Львова (1751-1803 гг.).

Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом,
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком?
(А.С. Пушкин)
В одном из популярных журналов как-то сообщалось, что Пушкин прошел и проехал за свою жизнь чуть ли не большее расстояние, чем знаменитый землепроходец и путешественник Н.М. Пржевальский. Бывал он и в Твери, где обычно останавливался в лучшей гостинице города – «Гальяни».
У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармазаном макарони,
Да яишницу свари.
В Твери, на берегу Волги, в городском саду в 1974 году, в день 175-летия поэта ему поставлен был памятник (автор скульптор О.К. Комов).
С трудом представляю себе, каким образом гулял «в телеге» по свету Пушкин, потому как отрезок пути от Кимр до Твери не для слабонервных (дороги не ремонтировались с начала прошлого века), но, несмотря на это, выйдя из машины, я - таки смогла дойти до памятника Пушкину и думаю, что он поставлен ему не зря.
В Твери Пушкин бывал не только проездом, в 1830 году он и Вяземский приезжали сюда навестить Ф.Н. Глинку, автора «Писем русского офицера», стихотворений «Тройка» и «Узник», ставших популярными в народе песнями.
На противоположном берегу Волги стоит памятник другому знаменитому путешественнику, тверскому купцу Афанасию Никитину, первому из европейцев достигшему далекой Индии и оставившему в русской литературе XV века лучший путевой дневник. Его путевые заметки получили название «Хождение за три моря».
(Авторы памятника - скульптор С.М. Орлов, архитектор Г.А. Захаров).
Не перевелись шутники в земле русской. Кто-то не поленился забраться на восьмиметровую фигуру и вложить путешественнику в одну руку стакан, в другую – бутылку. Как говорится, посошок на дорожку.
212-й километр Ленинградского шоссе от Москвы, поворот налево, к усадьбе Раек. В XVIII веке усадьба принадлежала екатерининскому вельможе Ф.И. Глебову-Стрешневу. Он был владельцем обширных поместий и 18 тысяч крепостных душ. Их-то он и использовал на сооружении крупного дворцового комплекса. Автором же этого выдающегося памятника русского классицизма был член Российской академии наук и академии художеств, изобретатель, музыкант и поэт Н.А. Львов. В своих произведениях А.С. Пушкин дважды цитировал Н.А. Львова, известного автора романтических стихов, сатирических пьес и произведений простонародного толка, слывшего в литературном кружке Г.Р. Державина, В.В. Капниста и И.И. Хемницера «гением вкуса». Державин опубликовал свою «Оду к Фелице» с поправками, которые внес Львов. Н.А. Львов нашел
и опубликовал две летописи Древней Руси, одна из которой и теперь называется Львовской. Переводчик Петрарки и Сафо, одновременно увлекавшийся фольклором, он записал множество ямщицких песен, на свой текст вместе с Е.А. Фоминым сочинил музыку к опере «Ямщики на подставе», составил двухтомный нотный сборник русских народных песен. Львов был душой кружка художников, объединявшего Д.Г. Левицкого, В.Л. Боровиковского, И.А. Иванова, автором книги «Русская пиротехника» и первооткрывателем угольных месторождений под Новгородом и Москвой. Его портрет кисти Д.Г. Левицкого украшает Третьяковскую галерею, ему посвящены стихи Г.Р. Державина «К Н.А.Львову». Этот удивительно разносторонне одаренный человек, проявивший себя мастером ландшафтной архитектуры и оригинальным зодчим, тем не менее нигде архитектуре специально не обучался. Львов строил дворцы, соборы, жилые дома для друзей, кузницы, погреба, конюшни, амбары. Все его постройки отвечали самому придирчивому вкусу.
Несмотря на разрушительное действие времени, усадьба поражает своей красотой. Через триумфальную арку попадаем на парадный двор, окруженный колоннадой. В парке Львов расположил ротонду с подземным ходом, грот, спроектировал пруды, цветники. Дом был рассчитан на пышные приемы высокопоставленных особ. Сейчас усадьба реставрируется.
Погуляли по парку, спустились к речке, где впервые встретили каменный одноарочный мостик через ручей. И поехали дальше в Митино.
Раньше почтовый тракт пролегал через митинский лес мимо имения Митино – богатого поместья Львовых, которое называли Тверским Парнасом. Здесь в гостеприимном доме Львовых собирались поэты, художники, музыканты издатели. Усадьба создавалась по проекту Н.А. Львова, который жил неподалеку в Никольском-Черенчицах. В парке он расположил каскады прудов, висячий мост и построил из валунов сохранившийся до наших дней винный погреб в виде пирамиды. В бывшем поместье Львовых сейчас санаторий «Митино». К сожалению, львовские постройки в Митине находятся не в лучшем состоянии.
А в двух километрах от Митина, на погосте Прутня, близ старой постройки XVIII века церкви Воскресения, похоронена Анна Петровна Керн.
А на погосте – дождь и осень,
И робких туфелек следы:
Приносят, все еще приносят
Сюда от Пушкина цветы.
(Ю. Щелоков)
Из Митина, с крутого берега реки Тверцы, видна территория другой усадьбы – Василева, где сейчас обосновался архитектурно-этнографический музей. Усадьба принадлежала родственнику архитектора Д.С. Львову. В 70-80-х годах XX века сюда были перевезены из различных районов Тверской области шедевры деревянного зодчества. Главной достопримечательностью Василева является трехарочный мост, построенный Н.А. Львовым из огромных валунов, держащихся лишь с помощью силы тяжести без применения связующего раствора. Местные жители его называют «Чертов мост». По размерам центрального арочного пролета мост уникален среди сооружений такого типа. Три пруда каскадом спускаются к Тверце.
Место очень красивое. От моста просто дух захватывает. Удобно то, что по территорию Василева можно проехать на машине, стоит это 25 рублей, но значительно сокращает время осмотра.
В Торжке по проекту Львова построены небольшая часовенка у моста через Тверцу и Борисоглебский собор на территории монастыря.
Древний Торжок заслуживает того, чтобы погулять по нему подольше. Он богат памятниками архитектуры. Мы полюбовались Спасо-Преображенским собором архитектора Карла Росси, осмотрели Борисоглебский монастырь, постояли на крутом склоне, откуда хорошо видна панорама города, подъехали к великолепной деревянной церкви Вознесения ХVII века, высоко стоящей над Тверцой. Лепота…
В Торжке три музея: краеведческий, золотошвейного дела и Музей А.С. Пушкина, который бывал в этом городе свыше двадцати раз. Главный тракт Москва – Петербург шёл через Торжок.
На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке,
Жареных котлет отведай
И отправься налегке, - советовал поэт.
Мадемуазель Пожарская, как сообщал А.С.Пушкин своей жене, «варит славный квас и жарит славные котлеты». Дарья Евдокимовна Пожарская то ли выведала секрет приготовления этих котлет у повара Александра I, то ли приняла его в качестве платы за ночлег у проезжего француза, которому нечем оказалось заплатить за жилье. Однажды хозяйка гостиницы сумела угодить своим завтраком семье Николая I настолько, что затем была вызвана в Петербург для приготовления знаменитых котлет и щедро вознаграждена за свое искусство.
Торжок издавна славился своими золотошвейными изделиями. Как-то Пушкин купил здесь пару шитых золотом поясов с шелковыми кистями и послал их к именинам в подарок Вере Федоровне Вяземской – жене своего друга, которому писал: «Скажи княгине, что она всю прелесть московскую за пояс заткнет, как наденет мои поясы…». Вот такой каламбур.

Заманчиво было отведать знаменитых котлет, но мы, экономя время, отправились дальше за пищей духовной в Берново через Грузины.
Грузины расположены в 14 километрах от Торжка. Название селу дала икона Грузинской божьей матери, хранившаяся в церкви, построенной по рисунку В.П. Стасова в 1746 году. Церковь позднее разобрали. А название села Грузины осталось. Это имение принадлежало деду А.П. Керн, Марку Федоровичу Полторацкому. При подъезде к усадьбе стоят одноэтажные каменные дома, в которых жили крестьяне. Дорога к барскому дворцу, построенному Растрелли и имевшему 120 комнат, вела через горбатый мост из валунов и парк, в закладке которого принимал участие Н.А. Львов. Когда строили мост, русло реки было отведено в сторону, а камни подгоняли друг к другу, насыпав песок. Затем вновь вернули реку в прежнее ложе и вода вымыла песок. Образовался очень красивый одноарочный мост того же стиля, что и в Василеве. По дороге на Кавказ в 1829 году сюда заезжал Пушкин. Этот мост через речку Жаленку при въезде в поместье поэт запечатлел впоследствии в одном из своих рисунков.
По пути из Грузин в Берново проезжаем усадьбу пушкинских времен, принадлежавшую помещикам Ртищевым, в весьма запущенном состоянии. Рядом деревня Глухово.
Берново находится в 53 километрах от Грузин. С 1971 года здесь, в музее А.С. Пушкина, 6 июня, в день рождения поэта, проводится праздник поэзии.
В Бернове погуляли по парку, навестили высокий берег Тьмы, постояли у омута, впоминая пушкинскую «Русалку»: «Вот мельница. Она уж развалилась». Берег реки поразил своей белизной: он усыпан белыми камнями.
Летом 1891 года на этом берегу Тьмы сидел с этюдником И.И. Левитан и писал картину «У омута».
Следующая остановка в Малинниках.
Надо сказать, что Пушкин охотнее бывал в Малинниках и Павловском, чем в Бернове. Они влекли его не только тишиной и красотой мест. Пушкин искренне любил Прасковью Александровну Осипову и Павла Ивановича Вульфа, владельцев этих имений. С этими людьми дружеские отношения связывали Пушкина еще по Михайловскому, когда он часто бывал у них в Тригорском. Пушкин был для этой семьи, близким, своим человеком. Здесь он отдыхал от столичного, суетного света в веселой компании: Прасковья Александровна Осипова-Вульф, ее сын Алексей Николаевич – дерпский студент, приятель Пушкина по дерзким проказам и любовным похождениям, тригорские барышни – падчерица Прасковьи Александровны – Алина и дочери Анна и Евпраксия. «Хоть малиной не корми, да в Малинники возьми!». В этом небогатом имении поэту дышалось и работалось легко и весело. От малинниковской усадьбы по существу уже ничего не сохранилось. А ведь здесь Пушкин работал над VII главой «Евгения Онегина», и все тут таит знакомые по седьмой главе черты пейзажа.
По воспоминаниям Панафидиной, «пребывание Пушкина в…Берновской волости было великим событием. Все съезжались, чтобы увидеть его, побыть с ним, рассмотреть его, как необыкновенного человека.» Подсмеиваясь над любопытством старицких помещиков, А.С. Пушкин сообщал в письме А.А.Дельвигу, что «соседи ездят смотреть на меня, как на собаку Мунито», и приводил забавный эпизод, когда отец А.П. Керн Петр Маркович взбудоражил детей, объявив, что им непременно надо ехать с матерью в гости: «Там будет Пушкин – он весь сахарный, а зад его яблочный; его разрежут и всем вам будет по кусочку… и они сбежались ко мне облизываясь – но увидев, что я не сахарный, а кожаный, совсем опешили…»
Ученая собака  Мунито  снискала в те годы поистине европейскую славу.
  Собака  прославилась своей необычайной смышленостью: она могла, по свидетельству очевидцев, угадывать карты, различать цвета и даже делать простейшие арифметические действия. Показывали ее публике за деньги, и, так как после каждого представления только и разговоров было в Карлсбаде, что о чудесных собачьих способностях, слава о большом королевском пуделе распространялась с небывалой скоростью. Дошла она и до русского посла при венском дворе Татищева. В Карлсбаде за внушительную сумму он и купил Мунито у ее хозяина, а затем приподнес диковинного пса в подарок самому Николаю I. Император переименовал серебристого пуделя в Гусара и привязался к своему любимцу всей душой. Гусар быстро освоился при русском дворе и вскоре стал исполнять обязанности камердинера самого императора.
"Когда государю угодно было позвать к себе кого-нибудь из живших во дворце, - свидетельствовал Я.К. Грот (со слов князя Трубецкого), - он только отдавал приказание о том Гусару, собака  мигом бежала к названному лицу и теребила его за платье; все уже знали, что это значит".
Известно было ли Пушкину о столь высокой собачьей "карьере", сказать сложно - никогда более поэт не упоминал о Мунито.
Но остались изображения ученого пса. Он удостоился чести быть запечатленным вместе со своим августейшим хозяином на парадном портрете Николая I. Пудель Гусар изображен (в технике римской мозаики) и на крышке малахитового пресса, что всегда находился на рабочем столе государя.
И когда умный пес за старостью лет мирно почил (по-видимому, это случилось в конце 1830-х или в начале 1840-х), его с подобающими почестями погребли в Царском Селе, "в собственном государевом саду, около колоннады", и воздвигли на том месте особый памятник.
Лариса Черкашина, «Пушкин первым сказал: ну, заяц, погоди!» )
В 1826 году Александр Сергеевич заезжал в село Красное, принадлежащее деду А.П. Керн Марку Федоровичу Полторацкому. В этом селе Полторацкими по проекту архитектора Ю.М. Фельтона была построена Преображенская церковь, являющаяся аналогом Чесменской, что в Санкт-Петербурге. Храм построен в готическом стиле, главный и четыре малых купола церкви завершены башенками с острыми шпилями. Высота храма составляет чуть более 24 метром, ширина и длина 20 метров.
К селу Красному мы приехали в 10 вечера и опасались, что не удастся сфотографировать храм, так как становилось сумеречно. Но фотографии получились. Можно за 10 рублей подняться на колокольню, что мы и сделали. В храме познакомились со священником отцом Димитрием Каспаровым, который любезно проводил нас до источников «живой» и «мертвой» воды вблизи деревни Маслово. Отец Димитрий пояснил, что «мертвую» воду пить нельзя, можно промывать глаза, а «живая» помогает при болезнях желудка. Там есть и купель, в которую можно окунуться, но нас накрыл ливень, и было уже не до купели. Набрав воды из источников, мы отвезли отца Димитрия в приход и, поблагодарив его за гостеприимство, направились в Старицу.
Ссылка на сайт храма: http://crxram.narod.ru/ .
В Старице мы были в 11 вечера. Было уже темно, но Успенский монастырь XVI века мы, хоть мельком, да посмотрели при свете фонарей. В этом монастыре воспитывался и трудился долгие годы первый патриарх Московский и Всея Руси Иов. На месте его захоронения была воздвигнута трехъярусная колокольня. Иван Грозный называл Старицу «любим-городом».
Неоднократно бывал в этом городе и Пушкин. В январе 1829 года Пушкин вместе с Алексеем Вульфом был приглашен к старицкому исправнику Вельяшеву на семейный бал. Оба приятеля были отменные танцоры, пользовались успехом у провинциальных красавиц и оба ухаживали за молоденькой кузиной Вульфа – синеглазой Катенькой Вельяшевой, но не слишком успешно. В ее честь Пушкин напишет стихотворение, впоследствии положенное на музыку композитором Георгием Свиридовым:
Подъезжая под Ижоры,
Я взглянул на небеса
И вспомнил ваши взоры,
Ваши синие глаза. ……
В 1833 году поэт опять будет проездом в старицких краях и напишет жене: «Назад тому пять лет Павловское, Малинники и Берново наполнены были уланами и барышнями; но уланы переведены, а барышни разъехались, из старых моих приятельниц нашёл я одну белую кобылу, на которой и съездил в Малинники».
Время неумолимо. Сегодня нам удалось немного заглянуть в прошлое и представить себе, как и где путешествовал Александр Сергеевич, какие картины открывались его взору.
Город красив даже ночью и требует более пристального внимания к себе.
Выехали из Старицы в 23 ч. 33 мин. На Ленинградском шоссе традиционно были оштрафованы за превышение скорости, в Конаково, как всегда, глухой ночью искали нужный поворот на Дубну, чтобы попасть на паром (работает круглосуточно, перерыв с 13 до 13.30, он стал длиннее, умещается теперь 9 машин, но подорожал: 100 рублей с машины) и благополучно вернулись на дачу.

А закончить повествование хочется строфами из седьмой главы «Евгения Онегина»:
XXXIII.
Когда благому просвещенью
Отдвинем более границ,
Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
Лет чрез пятьсот) дороги верно
У нас изменятся безмерно:
Шоссе Россию здесь и тут,
Соединив, пересекут.
Мосты чугунные чрез воды
Шагнут широкою дугой,
Раздвинем горы, под водой
Пророем дерзостные своды,
И заведет крещеный мир
На каждой станции трактир.
          XXXIV.
Теперь у нас дороги плохи,
Мосты забытые гниют,
На станциях клопы да блохи
Заснуть минуты не дают;
Трактиров нет. В избе холодной
Высокопарный, но голодный
Для виду прейскурант висит
И тщетный дразнит аппетит,
Меж тем, как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

Можно разместить этот отчет в социальных сетях. Таким образом Вы помогаете популяризации сайта.

Яндекс.Метрика
По вопросам сотрудничества и размещения рекламы пишите plo@autotravel.ru