Россия: города, достопримечательности
Автопутешествия: зарубежные страны

Откуда: Москва Когда: 05/2008

По маршруту: Выборг, Гатчина, Кингисепп, Ручьи, Краснофлотск

Рейтинг отчета: 0

Автор:

Принять участие в данной поездке выразили желание четыре экипажа: Михаил (Главный Штурман-Анютка, Второй Штурман-Викториус), Знайка (Главный Штурман-Sunny fox, Второй Штурман-Никита) Ариша (Главный Пилот-Vlad Rus, вспомогательный персонал Женя и Денис) и Юля (пассажиры Арина и Алина). В путешествии должности были распределены следующим образом в полном соответствии со способностями, пожеланиями, техническими, физическими и интеллектуальными возможностями:
Главный Вдохновитель и Организатор – Михаил,
Главный Навигатор – Vlad Rus,
Главный Аналитик и Теоретик – Знайка,
Главный Интендант и Массовик-затейник – Ариша,
Главный Критик мероприятий – Sunny fox.
Должности Главного Повара и Главного Врача были равномерно распределены между остальными участниками пробега в силу того, что ни один нормальный человек (тем более женщина) не мог справиться с каждой из этих должностей в одиночку.
Время старта назначалось исходя из того, что в 16-00 нас ожидала экскурсия в Саблинских пещерах близ СПб.
Знайка стартовал из Москвы на пару дней раньше и со спокойствием взирал из Новгорода на нашу подготовку и старания не опоздать к месту встречи.
Поначалу договорились встретиться на новгородской объездной около 13-30, учитывая оставшиеся километры до пещер.
Подъем лично у нас был в 4-00, и в 4-45 мы выезжали в сторону Ленинградки. В 5-00 мы пересекли по Ленинградке МКАД, имея на одометре 15 км.
Машин на трассе практически нет как, впрочем и гаишников.

Солнечногорск и Клин проскакиваем быстро. На традиционной АЗС на окраине Клина 95-й по 23,50. Едем дальше и в 6-00 заправляемся на АЗС (по одометру 95 км) по 22,70 незадолго до границы Московской и Тверской областей.
В 6-00 присылает SMS Ариша с намерением нас разбудить. Они в это время выезжают на МКАД на западе Москвы.
Периодически созваниваемся с Юлей, которая движется в нашу сторону из Дмитрова.
В 6-15 въезжаем в Тверскую область. До этого шли со средней скоростью 100-110 км/ч.
205 км. Марьино. Как всегда отвратительнейшая дорога, но почему-то намного шире чем в остальных поселках.
Не перестает удивлять постоянно ведущееся расширение дороги в Новгородской области.

Забавно, что на обочине со стороны укладывающейся части дороги стоят в засаде гаишники. Где они найдут фаната, чтобы съехал на щебенку…
За 40 километров до Новгорода неожиданно хорошее покрытие, разделительные барьеры. Такая халява кончается быстро. Сужение из-за ремонта на мосту через Мсту.
Когда объездная соединяется с дорогой, ведущей из Новгорода, начинаем искать приятное место для стоянки, завтрака и ожидания остальных. Едем специально с запасом, чтобы успеть отдохнуть, а мне, может, и подремать. Такое место долго не попадается. Только через 16 км в Мясном Бору уже после всех мемориалов, посвященных Второй Ударной Армии, правый поворот на Захарьино.
Метров через 800 от трассы находим съезд на опушку леса, где и начинаем готовиться к приему пищи и ожиданию остальных.

Сбрасываю всем SMS с разъяснением как нас найти
Созваниваюсь. Знайки уже выехали из Новгорода. Юля тоже где-то поблизости. Ариша безнадежно отстает от графика.
Успеваю только развернуть пенку и полежать минут пятнадцать, слышен крик дозорного Викториуса о появлении Знаек. Так оно и есть.

Чуть позже появляется Юля с Ариной и Алиной. Эта героическая женщина поехала в путешествие из Дмитрова. Она вышла на Ленинградку в Клину, проехав по Рогачевскому шоссе. Все приступают к еде. Потом Викториус пытается увлечь всех игрой в тарелку, и в отношении детей эта попытка удается. Ариша по-прежнему далеко позади, и в 13-45 мы, тремя машинами, стартуем дальше. После Чудово въезжаем в Ленинградскую область. Начинаются поселки, сплошные ограничения скорости, светофоры.
Объездная вокруг Тосно уходит налево, дорога в Тосно – прямо. Перед этой развилкой АЗС «Санга» с качественным проверенным бензином (95-й по 23,70). Заправляемся и уходим на объездную. Это дорога с отличным покрытием, несколькими рядами и нередко встречающимися гаишными засадами. Длина объездной около 17 км. Сразу после окончания объездной над нами кольцевая и после нее Ульяновка. Второй направо поворот в Ульяновке ведет к Саблинским пещерам. Дальше уже совсем легко проехать по указателям.
Расчет оказался точным и мы были у домика администрации пещер в 15-50.
Стоимость взрослого билета – 300 руб, стоимость детского билета – 200 руб. Продолжительность экскурсии – 50 мин. Расписание выдерживается с точностью до минуты, группа идет за группой, в пещерах можно увидеть другие группы, перемещающиеся по соседним помещениям. Экскурсия очень интересная, можно увидеть и узнать много нового и любопытного, один минус: все в очень быстром темпе, и это не дает возможности, постоять в том или другом помещении, не торопясь, посмотреть ходы.


Влажность в пещерах всегда 96%, елка стоит в одном из залов, совершенно не осыпавшаяся. Постоянная температура в залах – шесть градусов, зная об этом, перед спуском мы значительно утеплились. Свечи, взятые с собой, не пригодились, света они практически не давали, а вот фонарики лишними не были. Правда, к концу экскурсии все тяготы подземной работы выдержал только лишь один фонарь, и им мы пытались освещать наиболее таинственные места, подземные ручейки и низкие своды.
Очень красиво выглядит небольшое подземное озеро.

Все увиденное впечатлило, непривычно сознавать, что возраст грунтовых пластов составляет 530 миллионов лет. В пещерах формируются сталактиты и пещерный жемчуг.
Немного о названиях: есть предположение, что название Саблино идет от французского «le sable»-«песок» по основной ранней функции пещер, то есть добычи белого кварцевого песка. А близлежащий поселок Ульяновка назван в честь Ленина, пять километров бежащего по пещерам в поисках спасения от старичка-жандарма. И это не гипотеза, а официальная версия, созданная в недрах Института марксизма-ленинизма.
После выхода из пещер в ожидании Ариши, пошедшей на экскурсию со следующей группой, любуемся на макеты трилобитов и аммонитов. Вот это например, головоногий моллюск, морской хищник, живший в мезозое и палеозое.

Вот наконец заканчивается экскурсия для экипажа Ариши, коллектив воссоединяется и мы идем на реку. Спускаемся с огромным риском для жизни, скользя по крутым склонам, перелезая через завалы. Знайка падает и сильно раздирает руку.

Выходим к речке и сильно разочаровываемся: речка как речка, у нас таких видов полно где-нибудь около Звенигорода или Архангельского. Местное население вовсю загорает, делает шашлыки, занимается экстримом, спускаясь по веревке с моста через речку.
Чтобы не было обидно за спуск, разочарования не допускаем, виду не подаем, а восторгаемся. Настраиваемся на красивый вид водопада. К своему удивлению обнаруживаем в десяти минутах ходьбы от места нашего спуска цивилизованный подъем по лестнице с перилами. Поднимаемся и, сделав таким образов круг, идем к машинам. Там оказываем первую помощь Знайке, пострадавшему во имя красот природы.
Переезжаем к этой же речке с другой стороны, держа курс на водопад. Что, действительно красиво и впечатляет, так это обрывистые берега речки.

Детишки устраивают забаву, швыряя камни различной величины в воду, очевидно, пытаясь устроить вторую плотину. Мы, взбираясь на подобие скал и глыб, фотографируемся. Знайка обнаруживает куски рельсов и выдвигает гипотезу о том, что раньше здесь была гидроэлектростанция.
Водопад разочаровывает. Может быть, действительно, он такой не впечатляющий только в это время года…

Выдвигаются разные предположения и сравнения относительно цвета воды.
Вдоволь насмотревшись и нафотографировавшись, выбираемся наверх и идем к машинам. Единогласно принимаем решение начинать движение в сторону Выборга. Под предлогом того, что только я знаю трассу «Скандинавия», наш экипаж ставят во главу колонны. Анютка проникается важностью задачи (как-никак, Главный Штурман на этапе Ульяновка-Выборг) и добросовестно выводит нас на питерскую кольцевую (КАД). Дорога отличнейшего качества, многорядная, с четкой информацией о съездах.
Трасса «Скандинавия» тоже заслуживает хороших слов. Как и вежливость водителей большегрузов и дальнобойщиков, принимающих вправо и уступающих дорогу. 120 км до съезда на Выборг пролетают незаметно и без напряжения.
А дорога после съезда с трассы немедленно заставляет вспомнить, что мы все-таки в России, хотя и недалеко от границы с Финляндией.
Остановка в торговом центре для закупки снеди на ужин. Очень удобно, что ТЦ работает круглосуточно. Он расположен на въезде в Выборг с левой стороны на первом или втором светофоре и виден с центральной улицы. Все устали и хотят есть, поэтому закупаемся достаточно быстро. С помощью местного таксиста я уже успел освежить памяти маршрут до мотеля «Кировские дачи».
По состоянию на майские праздники стоимость двухместного номера – 1600 рублей, включая завтрак на выбор из шести или семи вариантов. Номер небольшой, без холодильника, без шкафа, с телефоном, с раздельно стоящими кроватями. Очень удобно то, что администрация мотеля разрешает использовать в своем кафе, находящееся в полуподвальном этаже, приносить свои продукты и напитки. С трудом выбрав что-то горячее (это дежурные разогревают в СВЧ), начинаем мини-банкет. Количество потребляемого алкоголя определяется тем, что на следующий день перемещение на автомобилях ограничивается только Выборгом, а холодный ветер с Финского залива быстро выдует излишки спиртного из организма.


Под конец застолья все окончательно становятся довольны началом путешествия, едой и друг другом.

Для информации цены на имеющиеся в наличии блюда следующие:
- котлета по-киевски 80
- картофельное пюре 30 (девушки добросовестно предупреждают, что пюре из концентрата)
- эскалоп 80
- шашлык 100
Следующий день решаем начать с Выборгского замка, а затем двигаться в сторону парка Монрепо.
Утром 2-го мая той же колонной из четырех машин подъезжаем к замку. Проблем с парковкой и очереди в кассу пока еще нет. Время – начало двенадцатого.
Про Выборгский замок сказано много, повторяться не буду.

Дам лишь совет, посещать его, по возможности, раньше, пока не успели понаехать толпы туристов, создающие длинные очереди на входе и в кассах. Подняться на башню святого Олафа можно и во второй, и в третий раз. Уж очень захватывающий вид на город открывается. За год внутри башни ничего не изменилось, по-прежнему впечатление непроходящего ремонта. Лестница по-прежнему производит на неподготовленных людей сильное впечатление.

На башне сильный ветер, все фотографируются, ходят по кругу, вежливо и не очень обходя стоящих у перил.
Спускаемся с башни. У крыльца, ведущего на башню, уже очередь. Думаю, что последние простоят в очереди минимум минут двадцать.
Все отправляются в музей. Я не пошел в музей и спас от этой участи Викториуса, Юля не пошла в музей со всем своим женским подразделением (Ариной и Алиной), Никита тоже сумел отмазаться от музея..
Мы просто погуляли по территории замка, погрелись на травке у пляжа, посидели на бревнах, а потом с Викториусом двинулись к машине, имея в виду поглазеть по сторонам и купить в киоске чего-нибудь питейного.
Интересно башня святого Олафа выглядит снаружи, от стоянки автомобилей. Видно, что она сложена из разного материала. Это объясняется тем, что поначалу башня была построена из гранитных валунов, а потом разобрана до второго этажа, и верхние этажи были надстроены из кирпича.
Через какое-то время приходит Анютка, начинают подтягиваться остальные, и мы начинаем движение в сторону парка Монрепо. Парк находится в десяти минутах езды от замка. Вокруг самого замка одностороннее движение.
На стоянке у парка Монрепо машин уже очень много. Но все наши четыре машины находят место. В этом месте приятно бывать в любую погоду. Досадно что в хорошую погоду праздношатающихся вроде нас намного больше. Усадьба по-прежнему в плачевном состоянии, и мы уходим на берег.

Влезаем на Левкатийскую скалу и убеждаемся, что в хорошую солнечную погоду находиться там приятнее. Позже я узнал, что братья Броглио, погибшие в войне с французами, обелиск которым поставлен на Левкатийской скале, были братьями жены Пауля Николаи. А Пауль Николаи был сыном Людвига Генриха фон Николаи, являвшегося владельцем Монрепо с 1788 года 17 лет. Это в значительной мере объяснило, с какой стати в парке находится обелиск двум каким-то братьям, хотя бы даже и погибшим в войне с французами. Кстати эти братья были урожденными де Брольи, выходит, вроде французские корни, то бишь погибли братья в войне против своих… Тоже не совсем понятно, многие источники утверждают, что братья погибли в Отечественной войне 1812 года, тогда как Август Броглио скончался в 1805 году, а Карл Броглио скончался в 1813 году. А если произносить их имена на настоящий, французский лад, то звали их Огюст Брольи и Шарль Брольи.
«Чайную беседку» и павильон «Храм» посещаю мимоходом, во-первых хорошо помню с прошлого посещения, во-вторых, народу уже полно, парочки, группы, велосипедисты, во всех мало-мальски красивых местах, где хоть намек на старинный камень чуть ли не очередь фотографироваться. Тороплюсь к острову Людвигштайн, так как имею в этом году твердое намерение посетить его любым возможным способом. Везде встерчаются самые разные вариации названий острова и капеллы на острове. Часто все заодно называют Людвигштайном или, наоборот, Людвигсбургом. На мой взгляд, единственно правильный вариант: остров Людвигштайн, капелла Людвигсбург. Второе название у острова Людвигштайн – Остров Мертвых. У этой версии названия есть несколько объяснений: - большое количество захоронений на острове, - остров похож на остров с картины Арнольда Беклина «Остров мертвых», -существует легенда о бросившейся со скалы девушки, сильно переживавшей то ли от неразделенной любви, то ли от потери любимого.
Наблюдаю на острове народ, это укрепляет меня в желании забраться туда. Отдельные смельчаки перебираются на остров, ловко и не очень перешагивая по доскам и камням. Длина этой переправы-брода примерно метров десять-пятнадцать. Пройдя метров пять Викториус теряет кроссовку, которая мгновенно утопает по самые шнурки. Когда он начинает терять другую кроссовку, я командую ему отступление, а сам продолжаю путь. Из нашей компании моим порывом охвачен Vlad Rus, увлекший за собой Дениса и Женю. Взбираемся на остров. Вид на капеллу поразительный.

Капелла имеет два входа: один на колокольню, другой просто внутрь. Оба входа заварены.
На острове находится фамильное кладбище рода Николаи.


Фотографии, любезно предоставленные мне Sunny fox дают полное представление о нашем с Vlad Rus мужестве и ловкости на обратном пути с острова Людвигштайн.


По возвращении с острова нас ждали соскучившиеся за время нашего отсутствия менее мужественные или менее проворные члены коллектива.

Идем гулять дальше. Любуемся источником «Нарцисс», павильон над которым проектировал Огюст Монферран. Вода из пасти грустного льва совсем не льется, где-то в трубах произошел засор.

Фотографируемся у мало-мальски красивых камней, просто наслаждаемся лесом, тишиной (гуляющих становится чем дальше, тем меньше). От Юли отстает где-то Арина, и мы, разбившись цепью, прочесываем лес. Девочка находится, но впечатлений на сегодня уже хватает, и компания начинает возвращаться к выходу.
Еще любопытный факт: ворота парка, которыми мы начинаем любоваться сразу как только ставим машину у входа, были воссозданы совсем недавно, в 1992 году трестом «Леноблрестоврация».
После возвращения в «Кировские дачи» обсуждаем дальнейшие планы. Теперь народ делится по интересам следующим образом: экипажи Знайки и Ариши решают сначала пофотографировать, чтобы не терять ни минуты полезного дневного света, а мы решаем сначала утолить голод. Юля принимает компромиссное решение: она идет в сауну, расположенную в ее номере.
Решаем пообедать в кафе «Белая лошадь». Едем в город, ставим машину возле симпатичного детского городка и продвигаемся пешим порядком в сторону «Белой лошади». С тоской поглядываю на шоколадницу «Мон плезир», о которой на нашем сайте тоже написано много добрых слов. Но, действительно, надо похлебать чего-то горячего, и наше семейство выходит на площадь Ленина, на противоположной стороне которого «Белая лошадь». Входим в «Лошадь» Тихо, чисто, спокойно. Из шести или семи столиков занят один. Официантка говорит, что нет свободных меню. Поражаюсь. Подходим к приглянувшемуся мне столику. Даже нетребовательный в этом смысле Викториус замечает, что столик весь мокрый, хотя и чистый. Это, наверное, его так усердно протирали после предыдущих посетителей. Ура! Приносят меню. Цены: супы по 200 рублей, горячее, естественно, дороже. Ладно, ждем. После нас приходит пара. Им через пять минут приносят кофе. На нас ноль внимания. Это вкупе с усиливающимся голодом переполняет чашу моего терпения. Наконец-то с полным основанием можно пойти в немудрящий «Мон плезир». Здесь все замечательно. Добросовестно стоим минут пять в очереди, за это время определяемся с заказом, набираем пирожных, коктейлей, поражаемся смехотворной цене цене гранатового сока 35 рублей, садимся, едим, и повторяем заказ до тех пор, пока в кафе не начинают кончаться отдельные виды пирожных и гранатовый сок. Это не шутка! В этот момент приходит Юля, но мы с Викториусом уже объелись настолько, что с огромными трудностями вылезаем из-за стола. Выходим на свежий воздух и намечаем дальнейшую диспозицию. Определяем, где скульптуры «Лесного мальчика», «Лося» и «Мальчика с кошкой».
Все рядом, и мы начинаем движение. Первой встречаем скульптуру «Лося». Лось один из символов Выборга. Автор этого произведения финский скульптор-анималист Юсси Мянтюнена, создал «Лося» в 1924 году. Коллекция работ скульптора находится в художественном музее Атениум в Хельсинки.
Точные авторские копии выборгского "Лося" располагаются в центральных районах городов Хельсинки и Лахти.
Есть поверье, что приехав в Выборг надо обязательно прикоснуться к копытам Лося, тогда, обязательно еще раз вернешься в Выборг на сильных и здоровых ногах. Копыта лося здОрово начищены прикосновениями желающих вернуться в этот город на сильных и здоровых ногах. В другой легенде расказывается, что в далекие времена отряд охотников попал в сильный снегопад и непогоду. Людей завалило людей снегом, и они стали беззащитными перед появившейся стаей волков. Приготовившись к смерти, охотники вдруг заметили невесть откуда появившегося лося, который своими мощными задними копытами стал отбиваться от волков. Проломив черепа нескольким хищникам, лось был серьезно ранен, но уведя за собой стаю волков, он спас людей. В память об этом и была, якобы, поставлена скульптура Лося. В трех минутах ходьбы по Парку от «Лося» находится «Лесной мальчик». Фотографируем и его. Потом наслаждаемся прогулкой по пешеходной улице Выборга.

Далее сворачиваем в сторону парка на набережной чтобы посмотреть на скульптуру «Мальчика с кошкой». Кошка хороша, морда хитрющая и очень самодостаточная!
После этого решаем ехать в сторону мотеля.
После ужина идем гулять на залив усеченной частью коллектива.
Красиво, а на другой стороне залива отчетливо виден парк Монрепо который можно узнать по белым башенкам капеллы на острове Людвигштайн.

Утром 3-го мая старт в сторону СПб. Ехать опять решаем по Выборгскому, а не по Приморскому шоссе, имея в виду, что хотелось бы успеть посмотреть и усадьбу Репина «Пенаты», и заехать в Кронштадт.
На трассе расстаемся с Юлей, которая продолжает путь на СПб. Намереваясь доехать до Валдая.
По Выборгскому шоссе до съезда на боковую дорогу к «Пенатам» ровно 90 км. После съезда до усадьбы еще 8 км.

Прием в усадьбе не очень приветливый. Охранник с ходу начал нас корить за то, что мы идем покупать билеты, не нацепив бахилы. Темп экскурсии тоже оставлял желать лучшего. Гнали, извините за выражение, как голые в баню. Да и билеты на фотографирование просили предъявить не самым вежливым образом. Если отвлечься от личности художника, то даже просто на бытовой взгляд внутри дома много любопытного: огромные увеличительные стекла, типа линз, которые стояли перед первыми телевизорами «КВН», печки с красивыми изразцами, но интереснее всего обеденный стол с вращающейся верхней частью.
Необычайно интересно здание усадьбы. От его оригинального остекления трудно было отвести глаз.

Приятно и просто погулять по усадьбе. Везде в оформлении мостиков и беседки отчетливо видны схожие с Абрамцево черты. Недаром Репин перебрался в Куокаллу после того как шесть лет ездил в Абрамцево в гости к Мамонтову.

Выходим из усадьбы. Впереди Кронштадт и дорога в Гатчину. Большинством голосов принято решение устроить обед, совмещенный с полдником, где придется. Прямо напротив усадьбы видим очень приятный глазу съезд с дороги. Ставим на пятачке машины, а джип Vlad Rus с провизией мужественно карабкается на холм в сосны подальше от трассы.
Что бы мы делали без волшебного столика Ариши.

Сначала надо было накормить детишек, да все равно они бы и не дали нам поесть спокойно. Выполнив гражданский и родительский долг, начали есть сами. Причем штурманы, по-моему, втихушу приняли допинг.

После полдника колонну опять возглавил Vlad Rus, который по навигатору вывел на поворот к Кронштадту с точностью до метра.
В Кронштадт въезжали по дамбе, которая является комплексом защиты СПб от наводнений. В настоящий момент открыто движение по северной части дамбы, но для движения используется временная технологическая дорога. Длина дамбы около пятнадцати километров.

Кронштадт встретил нас жарой, фонтанами и продающимися с ларьков моряцкими фуражками.
Запарковались рядом с Якорной площадью и стали осматриваться.
Что можно увидеть на Якорной Площади и рядом с ней?
- зенитное орудие Ивана Томбасова старшины 1-й статьи линкора «Октябрьская революция». Иван Томбасов выбрасывал за борт загоревшиеся от попадания вражеского снаряда боеприпасы. Один из снарядов взорвался у него в руках,
- мемориал «Слава подвигам кронштадтцев в годы Великой Отечественной войны», который был основан в 2000 году. На мемориальных досках, расположенных на стене Адмиралтейства, перечислены все надводные корабли, подводные лодки, соединения, воинские части, оборонные предприятия, гражданские организации, участвовавшие в обороне города. Отдельно указаны соединения, корабли и части, удостоенные правительственных наград и отличий, военнослужащие, навечно зачисленные в состав воинских подразделений,
- чугунная мостовая

Уникальность этой мостовой меня потрясла. Такое ведь практически нигде не увидишь. За образцы были взяты мостовые Нью-Йорка и Бостона. Чугунные шашки были отлиты на кронштадтском пароходном заводе, ныне Кронштадтский ордена Ленина Судоремонтный завод. Опытная чугунная мостовая длиной 75 саженей и шириной 3 сажени была сооружена летом 1860 года. Квадратная сажень мостовой обошлась в 40 рублей серебром. Для сравнения: ведро водки стоило тогда 8-9 рублей ассигнациями.

- памятник адмиралу С.О.Макарову был открыт в 1913 году. Памятник расположен на гранитной глыбе весом в 160 тонн, поднятой со дна Финского залива. На постаменте в виде барельефов изображены некоторые эпизоды из жизни адмирала: первое применение прообраза торпедных катеров в 1878 году, во время которого был потоплен турецкий корабль «Интибах»; ледокол «Ермак» в арктических льдах (кстати, на этом ледоколе была установлена одна из первых радиостанций, на барельефе видна радиомачта на рубку корабля); и самый трагичный эпизод - взрыв броненосца «Петропавловск», на котором кроме адмирала Макарова погиб живописец Василий Верещагин.
В качестве малоизвестных штрихов к портрету известного флотоводца и исследователя, адмирала Макарова хочу добавить, что именно он ввел применение на боевых кораблях готовых пластырей для заделки пробоин и систему водоотливных труб для ликвидации последствий пробоин,
- макаровский мост,
- Морской собор.
После наружного осмотра достопримечательностей идем к зданию Морского собора. Женщины идут в собор, мы с Никитой и Викториусом идем в музей «Кронштадтская Крепость» в здании Морского собора. Поднимаемся на какой-то высокий этаж по старой лестнице. Музей очень интересный. Стоимость взрослого билета – 60 руб, детского билета – 30 руб. Фотографирование оплачивается отдельно. Отличная экспозиция, охватывающая всю историю нашего флота. Документы, макеты, модели. Везде толковые поясняющие надписи, да и милые отзывчивые бабули-смотрительницы на удивление хорошо разбираются в моделях бакена-ревуна и могут рассказать про морские узлы. Одна из бабуль рассказывает, что в сквере около музея находится закладной камень на месте будущего памятника участникам кронштадтского восстания. Да, такой памятник планировали установить во исполнение указа Ельцина «О событиях в Кронштадте весной 1921 года». Указ отменял Постановление, объявлявшее участников кронштадтского мятежа вне закона, Указ признавал незаконными репрессии в отношении участников кронштадтских событий. Этим же Указом в Кронштадте предписывалось установить памятник. Сейчас закладной камень находится в плачевном состоянии, мемориальная дощечка с него сорвана, да и вряд ли в ближайшее время кто-то озаботится установкой памятника.

К сожалению, время поджимает нас достаточно сильно, и мы стартуем в сторону парома. Не успеваем посмотреть футшток, скульптуру «Блокадная колюшка», сухой петровский док, не говоря уже об интересных музеях.
До отхода парома остается минут двадцать. Встаем в очередь. Перед нами машин семь. Vlad Rus стремительно уходит за билетами, мы со Знайкой продвигаем вперед три наших машины.

За перевозку на пароме одной машину и трех человек берут 340 рублей. Рейс от Каботажной гавани Кронштадта до Ломоносова длится около сорока минут. Интереснее стоять по левому борту и любоваться военными кораблями в Кронштадте.
Машины на паром ставят в два ряда, вплотную одна к другой.

Нормальные сидячие места на пароме есть, но в такую духоту там сидеть не хочется. Народ толчется в ограниченном пространстве на носу и корме.
Погрузка и разгрузка автомобилей происходит быстро, организованно. При въезде и выезде на паром оба ряда съезжаются в один.
Всего в течение суток из Кронштадта в Ломоносов и обратно идет семь паромов. Последний паром отходит из Кронштадта в 21-30. Интервал между паромами от двух до трех с половиной часов.

После парома двигаемся в направлении Гатчины вдоль залива через Ломоносов, Петродворец и уходим направо в Стрельне. От Стрельны до Гатчины около 60 километров, часть этого пути проходит по трассе М11. На всем протяжении дорога хорошая.
В Гатчине все время прямо по центральной улице через два железнодорожных переезда, на одном из которых можно непредсказуемо задержаться минут на 20.
Размещение в Гатчине там же, где мы с Викториусом были в прошлом году. Гостевой дом, на втором этаже четыре двухместных номера по 1800 рублей за номер с удобствами и один двухместный номер без удобств на первом этаже за 1000 рублей. Учитывая то, что на следующий день у нас первой половине дня программа, не связанная с интенсивным перемещением на машинах, решаем расслабиться коньяком.

Проблему кормежки детишек отлично решала основа для пиццы, куда мы клали все, что попадалось под руку.

4-го мая утром экскурсия в Гатчинский дворец. Взрослый билет – 100 руб, детский – 30 руб, экскурсовод – 200 руб. Дополнительно оплачивается фотографирование. Во Дворец мы с Викториусом не пошли (были там ровно год назад), а стали гулять по окрестностям. Около музея авиационных двигателей посмотрели памятник подводной лодке конструкции С.К.Джевецкого, проходившей испытания в Серебряном пруду дворцового парка. На испытаниях присутствовали Александр III с императрицей. Но я хочу упомянуть не про присутствие царя, бог с ним, а про любопытные детали конструкции лодки. Лодка приводилась в движение вращением двух гребных винтов приводимых в действие педалями, вращаемых четырьмя членами экипажа. Вооружение лодки составляли две всплывающие мины, весом по два пуда каждая. К минам были прикреплены резиновые подушки, наполненные сжатым воздухом. Эти подушки заставляли мину всплывать. Лодка именовалась «Подводным минным аппаратом Джевецкого».

После короткого осмотра окрестностей идем гулять по парку дворца. Там хорошо, прохладно, озера. В глубине парка ничто не напоминает о его принадлежности к территории дворца (хотя бы даже и бывшего), дорожки, пустые пластиковые бутылки, наблюдаются даже загорающие личности.
Вообще любопытна цепь изменений наименования города Гатчина. Я не беру название города в старые времена, каких там только версий не приплетено: и языческая богиня желания Хочена, и слово «гать», и древнефинское «хатша»(участок, где лес сожжен под пашню). Но мне больше всего понравилась версия, выдвинутая поэтом Рубаном в угоду прусским вкусам Павла I. «Гатчина» от немецкого «Hat Schoene»-имеет красоту.
В 1923 году город из своего устоявшегося к тому времени названия был переименован в Троцк. Когда в 1929 году Лев Давыдович был выслан из СССР, город стал Красноармейском. Два года, с 1942 по 1944, во время войны он носил название Линдеманштадт, в честь главнокомандующего 18-й армией. У нас это название, конечно же, не было узаконено. В 1944 году Гатчина стала опять называться Гатчиной.
После того, как народ вышел из дворца под впечатлением увиденного и услышанного пищу духовную было решено разбавить пищей физической. Это было сделано в кафе в правом крыле дворца. Светлое кафе на четыре-пять столиков. Цены вменяемые: куриный бульон – 50 руб, свинина – 174 руб, картошка фри – 58руб, сок – по 30 руб, кофе -50руб.
Вечером поехали в СПб. Мой экипаж понес временную потерю, Анютка уехала ночным поездом на несколько рабочих дней в Москву. Перед этим только и успел показать ей очаровательных кошек на Садовой улице, почти что на пересечении с Невским. Чтобы легче пережить утрату, зашли с Викториусом в горячо любимую нами блинную «Теремок». Поесть там «Золотой рыбки», то есть блинов с семужкой – это наше с Викториусом любимое дело. Сеть этих блинных расположена по всему городу. Только на Невском я лично знаю их две штуки.
После этого встретились с компанией Ариши и стали коротать время в ожидании разведения мостов. Прокатились по вечерним каналам на катере. 30 минут – 3000 рублей.


Заходили в те каналы и протоки, куда не заходит обычный прогулочный кораблик. В общем, удовольствие этих денег стоит.
Потом, промерзнув, пошли в круглосуточную кофейню рядом с пристанью. За ожиданием официантки, потом за ожиданием заказа, за поеданием чизкейка время пролетело быстро. Развернули карту СПб, посмотрели расписание разведения мостов, определились, куда ехать и поехали кататься. Побывали у «Авроры», у маяков на стрелке Васильевского острова, следуя указаниям навигатора, заехали в какие-то непонятные районы. Подъехав к мосту, обнаруживаем, что он разведен, следовательно, все расписание и гроша ломаного не стоит. Мчимся к следующему мосту и у ожидающих сего действа узнаем, что мероприятие произойдет через десять минут. Утепляемся как можем и начинаем ожидать.
Ребята! Это красиво и это стоит посмотреть! Так что постарайтесь как-нибудь очутиться в СПб около половины второго ночи.

Весь младший состав держался мужественно, не хныкал и уснул только лишь на обратном пути в Гатчину.

Утром 5-го мая стартуем на экскурсию в Пулковскую обсерваторию.
По пути останавливаемся сфотографировать в Гатчине потешных зверюшек из искусственных листьев, очень красиво подсвеченных в ночное время.

От Гатчины до Обсерватории ехать всего ничего, двадцать километров.
Расширенная экскурсия в Пулковскую обсерваторию стоит 2200 рублей. За эти деньги проводят экскурсию по музею, экспозиция интересная: первые телескопы, линзы от гигантских телескопов, разнообразные часы, первые арифмометры, осколок железного сихотэ-алиньского метеорита, упавшего в 1947 году в Приморье. Этот метеорит входил в десятку самых крупных метеоритов. Интересна история телескопа, объектив от которого хранится в музее. Телескоп был разрушен во время войны, а объектив вывезен в эвакуацию, потом после возвращения исопльзовлася на заводе ЛОМО. Так вот: взамен погибшему телескопу был установлен привезенный по репарации из Италии личный телескоп Муссолини, подаренный тому Гитлером (Муссолини был большим любителем астрономии). После музея посещение помещений, где, собственно, и находятся телескопы. Демонстрация Большого Пулковского радиотелескопа, работающего на сантиметровых волнах.

Демонстрация не до конца понятного, но очень интересного фильма.
По территории Обсерватории тоже успели погулять. Участок около двадцати десятин в свое время был выделен из императорских владений для размещения будущей Обсерватории. Вообще до создания Петербургской Академии Наук всерьез в России астрономическими наблюдениями занимался всем известный Яков Вилимович Брюс. Он создал в Москве в Сухаревой башне астрономическую обсерваторию в 1700 году. Так что Москва тоже могла похвалиться достижениями в части астрономических исследований.
Более мы в этот день ничего не успели, заехали в Гатчину, пообедали в кафе «Росто» около Дворца и поехали отсыпаться после вчерашнего наблюдения за разведением мостов.
6-го мая меня все-таки уговорили ехать в Копорье и Ивангород. Забегая вперед, скажу, я ничуть не пожалел об этой поездке. Обязательным пунктом в мероприятиях этого дня я попросил ввести посещение бывшей военно-морской базы «Ручьи», где находятся остатки настоящей «Авроры» и форт «Красная Горка».
Из Гатчины выехали, держа курс на М11 чтобы через 43 км свернуть в Бегуницах на Копорье. Ведущим колонны по навигатору был Vlad Rus. С утра термометр показывал минус два, но хорошего настроения и готовности к интересной поездке это не убавило.

Цены на входные билеты в крепость Копорье: взрослый – 30 руб, детский – 20 руб. Билетерша предупреждает, чтобы по стенам не лазали, стены могут обвалиться. Заходим на территорию крепости и испытываем полный восторг: будни, никого народу, уже выглянуло солнце, везде можно полазить, в крепости нет смотрительниц.
Наша компания, как взрослые, так и дети, стала оживленно залезать во всевозможные ходы и залезать на стены. Справедливости ради надо отметить, что на места, огороженные грозной желтой клейкой лентой, мы не посягали. Но в остальном побегали и полазали до упаду.

В 1240 году немцы заложили на месте погоста деревянный город-крепость, который через год был разрушен новгородцами под предводительством Александра Невского. В 1279 году его сынок снова построил деревянную крепость и обложил ее камнем. Боевым новгородцам спокойно не сиделось, потому что через два года крепость они снова сломали, чтобы в течение пятнадцати лет снова построить каменную крепость. Сегодня можно любоваться крепостью, башни которой сложены из местной известняковой плиты и восторгаться стенами пятиметровой толщины.


После Копорья сначала поехали для разнообразия по дороге, параллельной М11, держа курс на Кингисепп. От Копорья до Кингисеппа чуть больше пятидесяти километров.
В Кингисеппе ничего интересного не нашли, хотя народ убежал осматривать Екатерининский собор. Я не любитель таких достопримечательностей, поэтому остался в компании с Никитой и Викториусом при машинах. Вскоре подтягиваются любители соборов, и мы идем в парк «Комсомоловка», смотреть фигуру Льва на могиле Бистрома. В старые времена на месте этого парка была усадьба героя Отечественной войны 1812 года Карла Ивановича Бистрома. Достойно уважения то, что Бистром завещал построенный каменный дом отдать в пользование увечным воинам.

Теперь в этом доме располагается спортивная лыжная база.
А Льва на могиле Бистрома ваял скульптор Клодт по своему же проекту.
После Кингисеппа держим курс на Ивангород, на подъезде к которому нас и останавливают пограничники. В свете всех разговоров и обсуждений о режимности и закрытости-открытости этого города следующая самая последняя информация: пускают только жителей города, людей, едущих в гости к жителям, или имеющих официальный документ о необходимости поездки. Правда, все эти строгости сводятся на нет словами пограничника, чтобы мы подъезжали после семи вечера, когда они снимают пост.
Но нам это не подходит, и мы берем курс на Усть-Лугу по трассе А121, чтобы потом по дороге вдоль Финского залива доехать до Лужской губы, где находится следующий пункт нашего путешествия – бывшая военно-морская база Ручьи. Дорога сказочно красивая, слева лес, где-то за лесом Нарвский залив, справа река Луга. Пока что дорога неплохая и ямы можно объезжать. Эта дорога среднего качества длится около сорока километров. В Преображенке около Усть-Луги переезжаем по мосту через реку Луга и начинается с дорогой беда. Песок, щебенка, ямы во всю ширину дорожного покрытия.

Такое удовольствие длится около 14 километров. Случайно проскакиваем нужный нам поворот и только лишь остановившись около сельпо выясняем у прохожих девушек-пограничниц правильное дальнейшее направление.
Наконец в деревне Ручьи поворот, еще километра три песчаной дороги под уклон, и мы выезжаем на берег залива. Поприветствовав сторожа и рассказав ему о цели нашего приезда, идем по молу.

Вот и все, что осталось от военно-морской базы «Ручьи» и от настоящего крейсера «Авроры».
Планировалось, что в мирное время база должна вмещать до 102 кораблей различных классов, а в военное – до 154 военных кораблей, вспомогательных судов и подводные лодки. Стройка была начата в 1934 году и носила закрытый характер, была ограждена колючей проволокой, называлась «Строительство - 200», относилась к ведомству НКВД СССР. В строительстве принимали участие около 20 тысяч и 1200 чел. инженерно-технического персонала. Для вольнонаемных рабочих с семьями и личного состава судов начали строить жилой поселок. Жилые 4-х этажные дома с центральным отоплением, водоснабжением и канализацией, магазины, школы, детские сады, госпиталь, клуб и даже фонтан рядом с клубом. Для освещения города была построена электростанция с перекрытиями, дающими защиту от 250-килограммовых бомб. Огромную работу провели строители Сухого Дока. Котлован под него был выкопан вручную, на месте луга. Размеры котлована составляли примерно 1500 на 600 м, глубина – 12 м. Копали 5 лет. Рядом построили судоремонтные мастерские. В 1940 г. к СССР присоединили Прибалтику , флот получил свои прежние передовые базы и это снизило интерес к базе «Ручьи» - строительство приостановилось. Недостроенная база была хорошо защищена с моря, а надежной защиты с суши не имела. В 1941 году было принято решение об уничтожении базы. Объекты базы и ее городка взрывали в течение нескольких дней. Таким образом, поселок и база просуществовали менее 7 лет. А ведь в свое время существовала даже железнодорожная ветка связывавшая через станцию Косколово базу с Ленинградом. После освобождения Кингиссепского района в 1944 г. была вновь воссоздана небольшая база, где базировалось не более 20 судов. В 1993 году на восстанавливающуюся базу должны были придти на отстой военные корабли, но и этот процесс не состоялся.
Сегодня база имеет такой вид


База Ручьи интересна еще и тем, что там находится подлинный корпус крейсера «Авроры», который оттащили подальше от Ленинграда после трехлетнего ремонта крейсера, закончившегося к 70-летию Октябрьской революции. Вода постепенно подмывает ил под остатками корпуса и, похоже, года через два на поверхности ничего не останется.

Устраиваем импровизированный полдник, подбадриваем друг друга перед броском к форту «Красная Горка». Природа, вкусные пирожки, приятная компания, все это отгоняет грустные мысли, что чьим-то одним росчерком пера была разрушена составляющая могущества Советского Союза.
Примечание: не путать поселок Ручьи в Лужской Губе, где находится бывшая база и Ручьи на мысе Устинский в одном километре от Соснового Бора.
Вновь по пыльной дороге на трассу А121 и держим путь на форт. Впереди Vlad Rus с навигатором. Позади Знайка без навигатора.

Уже проехали Сосновый Бор и Ленинградскую АЭС. Поворачиваем с трассы километров через 60 после того, как отъехали от базы «Ручьи». После съезда с трассы теряем уверенность, что едем правильно, однако, идею выдвинул я, впереди Vlad Rus с навигатором, так что виновников, если что-то не понравится, будет хоть отбавляй.
Уже кончилась дорога, уже проехали два ж/д переезда, уже кончилось все, что могло кончиться. Аборигены на уточняющие вопросы показывают руками в разные стороны и интересуются погодой в Москве. Оставляем машины в лесу и идем на разведку. Около непонятного мемориала возятся такие же непонятные солдаты и стоит УАЗик с эмблемой МЧС по борту. Мелькает мысль: неужели мне под конец дня повезло, и я попал на разминирование. Фиг там! Это просто приводят в порядок мемориал. Солдатики толково рассказывают, куда надо идти и что мы там увидим. Идем по заданной солдатиками директрисе и видим… то, что мы видим, превосходит все ожидания. Посреди леса (пусть извинят меня специалисты за неправильную терминологию, поверьте, это все от восторга) бункера, убежища, бетонированные позиции для противоштурмовых орудий, немножко колючей проволоки, перекрытия из неармированного бетона.

И везде можно залезть! Каждый взрослый с усиленной бдительностью следит за детишками, поскольку все трое: Викториус, Женя , Денис, двоятся, троятся, четверятся от восторга и возможности побегать, попрыгать, полазить по подземельям.
Форт Красная Горка (Алексеевский) начал строиться в 1909 году для обороны входа в Финский залив. В старые времена ж/д ветка соединяла его с посёлком Лебяжее. (Об этом поселке речь еще будет идти) форт строился шесть лет, был готов к 1915 году, и не принимал участия в Первой Мировой войне. Сегодня еще можно видеть орудийные позиции, подземные погреба, галереи, командные пункты и укрытия для орудийной обслуги.

По этим скобам можно залезать наверх к бойнице. Я понял, как здОрово, что весь день почти ничего не ел, и нет опасности зацепиться где-нибудь пузом и застрять.

Летом 1919 года гарнизон форта арестовал прибывших коммунистов и открыл огонь по судам на рейде Кронштадта. А потом наоборот – мятеж был подавлен и из форта обстреливали мятежный Кронштадт.
Во время Отечественной войны форт был важной частью обороны Ораниенбаумского плацдарма. По ж/д путям форта и вокруг него курсировали железнодорожные транспортёры с орудиями (в данном случае, 305 мм) и два бронепоезда. Транспортер, изображенный на снимке, был создан на Ленинградском Металлическом заводе в 30-х годах.

Теперь к бронепоезду не подойти. Все в колючей проволоке и грозных надписях.


Долго думали, как подойти к бронепоезду. На полном серьезе перебирали все варианты от рытья подкопа под воротами до перепрыгивания через запретку с близстоящего дерева. Только потом я прочел в комментариях, что надписи лишь для устрашения, но тогда мы этого не знали, ничего толкового не придумали и ограничились лишь осмотром укреплений форта.


Этот форт существовал как воинская часть до начала 60-х годов, после чего пушки и оборудование были отправлены на переплавку. Но в бункерах сохранились даже шахты для скрывающихся прожекторных установок.
Еще любопытный факт. В 1918 году в связи с приближением армии Юденича форт был заминирован. Взрыв был отменен, но заряды не были убраны. Во время сильной грозы несколько зарядов сдетонировало. Взорвались пороховые погреба семи орудий. Артиллерийская прислуга погибла, орудия были сильно повреждены, а одно уничтожено.
Выезжаем от Красной Горки и двигаемся дальше в сторону СПб. Проезжаем поселок Лебяжье. Отмечаем следующий любопытный факт. У идущих навстречу нам автомобилей идет проверка документов водителей и пассажиров, нас пропускают без проблем. То есть, если бы мы двигались в Красную Горку от СПб, а не наоборот, то нас бы тормознули и завернули. Чудные дела твои, господин руководитель пограничной службы ФСБ России!
Там же в Лебяжьем проезжаем Памятник защитникам ленинградского неба.

В 1979 году штурмовик ИЛ-2 был поднят из озера Белое Тосненского района и отреставрирован курсантами военного училища. Останки летчиков были захоронены в поселке Любань. Кстати, в Любани похоронен и первый министр МПС Мельников, сделавший для развития российских железных дорог наверное, больше чем все его преемники вместе взятые. Имею в виду, конечно, преемников советского и российского времени. Если учесть, что Любань находится прямо на Ленинградке, нет повода не заехать к памятнику Мельникову. Но это я отвлекся.
Дальше все уже совсем просто. Чтобы не ехать через Ломоносов и Петродворец, сворачиваем на кольцевую А120 в Большой Ижоре и примерно через 55 км приезжаем к такому указателю.

Читателю остается угадать, какой путь мы выбрали.
Напоследок остается сказать, что дети съели по две огромных порции пиццы а мы почти не пили.
7-го мая экипажи Ариши и Знайки очень долго (часов до двенадцати) собирались ехать в Павловск и Пушкино, а мы с Викториусом поехали к нашим знакомым в Валдайский заповедник.
Напоследок, Gruppenfoto:

Выезжаем на родную Ленинградку М10 (с их стороны на Московское) по большому кольцу А120. Качество кольца с мая 2007 года не улучшилось. Тот случай, когда стабильность и постоянство не радуют. Ямы, ухабы, большое количество фур гордо мчится, считая ниже своего достоинства тормозить на колдобинах. В редкие моменты хороших участков ухожу от фур.
Наконец-то удается остановиться в Мясном Бору около мемориалов посвященных подвигу Второй Ударной Армии.


Здесь проходила узкая полоска земли, связывавшая Вторую Ударную Армию с тылом Волховского фронта. К марту 1942когда Вторая Ударная Армия пыталась выйти из окружения, этот коридор уже простреливался насквозь. 75 тысяч солдат полегло на этом участке.
8-го мая выбираю время съездить на место, где раньше располагалась Валдайская ракетная база (деревня Соснино, Демянский район, Новгородская область). На этом месте теперь абсолютный пустырь! Все шахты засыпаны, укрепления разобраны, бетонные блоки растащены местными жителями («старателями», как их здесь называют). А ведь раньше очень короткое время здесь существовал даже музей ракетной базы.
Значит, в следующую поездку в северо-западном направлении участникам уже никак не отвертеться от посещения бывшей ракетной базы в Кингисеппском районе.
11-го мая возвращаемся (уже опять втроем) в Москву. Решаю воспользоваться советом Алексея_И и свернуть после Твери на Микулино-Лотошино-Волоколамск. Крюк около 60-70 км, но зато миную Клин, Солнечногорск. Красивые места сначала в Тверской, а потом в Московской областях. В Лотошино видим огромный плакат: «Вы въезжаете в самый экологически чистый район Московской области».
Уже за Волоколамском при движении на коротком участке Волоколамского шоссе (114 км) около деревни Строково справа по ходу движения мемориал, установленный к 40-летию московской битвы. Мемориал называется «Взрыв» и посвящен 11 саперам одного из взводов панфиловской дивизии. Из-под колес немецкой танкетки как бы вырывается взрыв — его лучи сделаны из листов нержавеющей стали. У танкетки перебиты траки и дуло пушки. Памятник облицован красным уральским гранитом. В центре гранитной плиты в торжественные дни зажигается Вечный огонь. Окопы и ходы сообщения выполнены из бетона. Напротив каждой ячейки гранитная тумба, где золотом выписаны фамилии героев-саперов.

После переезда поворот направо и выезд на М9, Новорижскую трассу. Здесь мы тоже попадаем в пробку, но не сравнимую с обычными пробками на Ленинградке.
Вот и закончилось это путешествие.
Очень хочется сказать теплые слова в адрес всех, кто составил такую замечательную компанию, а, следовательно, способствовал той удивительно доброжелательной и солнечной атмосфере, которая сопровождала всю нашу поездку. Вот кто это был: Знайка, Sunny fox, Ариша, Vlad Rus, Юлия, весь молодежный состав: Никита, Женя, Денис, Алина, Арина.
Весь наш экипаж (Михаил, Анютка, Викториус) благодарит вас и надеется видеть в новых поездках.
Всем всего доброго и до новых встреч!

Выбрать:

Можно разместить этот отчет в социальных сетях. Таким образом Вы помогаете популяризации сайта.

Яндекс.Метрика
По вопросам сотрудничества и размещения рекламы пишите plo@autotravel.ru